Фэйри, или Темные феи

«Говорят, будто эльфы и феи – одно и то же, но на самом деле они лишь
дальние родственники. У настоящих фей нет ни деревень, ни городов,
ни ремесел, они именно таковы, как про них говорится в сказках: злые
шутники да вдобавок еще и маги, с такими лучше не связываться...»
Из разговора с одним НПСом из М&М7.


«К сожалению, короток век лесных фей по сравнению с эльфийским: если взять среднюю продолжительность эльфийской жизни (длиной в несколько тысячелетий) и «ужать» её до одного года, здесь найдётся место весне, лету и осени жизни, а также белым снегам стариковской зимы, увенчающим собой жизненный путь любого живого существа. Жизнь феи в таком масштабе займёт не более одного, максимум – двух весенних месяцев, когда всё живое цветёт и радуется жизни, не задумываясь об осенних проливных дождях и зимних стужах...»

– Вы хотите сказать, наша жизнь подобна жизни легкомысленных мотыльков, что танцуют и пляшут над водой, не задумываясь о завтрашнем дне, покуда на закате не пойдут на корм рыбам. Сёстры, это несправедливо!.. – от злости и возмущения хорошенькое личико феи исказилось и побледнело, придавая прелестнице жуткий и отталкивающий облик. Без сомнения, это было её истинное лицо.
Феи, к которым она обращалась, не состояли с ней в кровном родстве, но были близки ей по духу. Интеллект сей неразлучной троицы намного превышал средний уровень фей и дополнялся презрением ко всему, что не было Эмбер, Тианией или Мюриэл. Они желали могущества – всё равно какого, лишь бы настоящего, не игрушечного – и безумно не хотели стариться. Самым наилучшим выходом было бы стать богинями – но только вот могущество не могло свалиться на трёх, безусловно, заслуживающих этого фей без причины и в одночасье (при этом каждая из трёх закладычнейших подруг считала, что пускай на всех троих не хватило бы, но неужто для неё во всём огромном мире не нашлась хотя бы крохотная капелька бессмертия и могущества). Так что требовалось засучить рукава и шевелить извилинами – и три подруги усиленно изучали магию, что-то толкли, смешивали, проводили сомнительные эксперименты и взывали к самым разнообразным демонам и богам, лишь бы только получить искомое.
О моральной стороне этого вопроса фэйри даже и не задумывались: они знали, что произошло с эльфами, но были твердо уверены, что не станут заключать сделку с демоном или богиней, похожей на паука. Так что, пожалуйста, направляйте свои упрёки и предостережения в другую сторону! К ним это не относится! Они слишком умны, чтобы попасться на такую удочку!
Как будто зло способно принимать лишь один-единственный облик, и знания этого облика достаточно, чтобы не попадать впросак при сделках с демонами!

И вот наконец, в прекрасную лунную ночь (по крайней мере, согласно легенде, ночь была лунной) три Сестры-Основательницы добились своего и объединенными усилиями создали чудодейственный, дарующий бессмертие Эликсир. Сёстры испробовали действие этого эликсира на себе – и с того момента жизнь их изменились резко, необратимо и безвозвратно.
Вскоре обнаружилось, что побочным эффектом действия Эликсира было то, что он не только значительно изменил внешность фэйри, но также их привычки, натуру и образ жизни, и, убрав мешающие Сёстрам уязвимости в отношении одних предметов и явлений, к сожалению, стал причиной возникновения других, которые были безразличны для обычных фей. Разочарованные этим, Сёстры продолжали экспериментировать, пытаясь сотворить новый, улучшенный вариант Эликсира, и бракуя все полученные варианты – пока в результате случившегося взрыва в подлунном мире не остались только двое из них. Силы и знания двоих были недостаточны, так что Сёстрам оставалось только временно смириться со своей участью, что досталась им ценою неимоверных усилий, принять трон и править твёрдою рукою над пошедшими за ними последователями и последовательницами (эльфами и феями, недовольными по той или иной причине своим положением, и желающим улучшить его за счёт принятия Эликсира).

Фэйри живут в лесу, в гиблых лесных чащах, где царит приятный полумрак, и куда даже днём не попадают солнечные лучи, и ведут преимущественно ночной образ жизни. Если есть возможность, фэйри предпочитают селиться под землей, как правило, располагая вход в свое жилище где-нибудь на вершине холма, который по старой традиции они называют Курганом. Солнце не до такой степени опасно для фэйри, как, например, вампирам и дроу, а просто неприятно для их больших и чувствительных глаз, значительно увеличившихся под воздействием Эликсира (не как в аниме). У некоторых фэйри в результате действия Эликсира глаза преобразовались в фасеточные, и они довольно быстро приспособились к своему новому зрению.
Фэйри не летают. Хотя у некоторых фэйри и сохранились крылья, они для них не более чем украшение и, в отличие от фей, не так похожи на крылья бабочек. За исключением некоторых имеющихся в хорошо известных местах округлостей фэйри выглядят худыми, но передвигаются с исконно эльфийским изяществом: угловатость движений может присутствовать только у гибридов фэйри с другими расами.
Фэйри являются остроухими – в некоторых случаях их уши бывают даже более длинными и острыми, чем у эльфов, доставая своими кончиками почти до самой макушки. Фэйри также быстры, сильны и ловки в движениях, как и все эльфообразные (за исключением фей, которые в этом отношении ближе к человеку), и имеют зрение и слух, превышающие по остроте восприятия человеческие (разве только при ярком свете дня дальность и острота зрения снижаются до человеческих).
Кожа у фэйри бывает бледная, белая и тускло-матовая, словно молоко при свете луны, либо же блестящая, как серебро, густо-серая с сереброватым отливом (в более продвинутую в техническом отношении эпоху сказали бы «цвета мокрого асфальта», либо синевато- или сиреневато-серая, или насыщенно-коричневая (или серо-коричневая) с бронзовым или золотистым отливом, которую сами фэйри по какой-то необъяснимой причине почему-то называют «медной». Белая, серая и «медная» – именно такие цвета приняла кожа трёх Сестёр-Основательниц после того, как они приняли Эликсир в первый раз. Иногда можно встретить фэйри с угольно-чёрной кожей, как у дроу, но такие случаи единичны. Чаще всего встречаются фэйри с кожей серого цвета.
Кожа у фэйри зачастую бывает покрыта мелкими чешуйками такого же цвета, что и она сама, или же близкого к ней. Волосы чаще всего бывают серыми, либо того же цвета, что и кожа, либо темнее или светлее её – но обязательно с металлическим отливом. Также встречаются медные волосы, но эти волосы должны быть не рыжими, а именно медными, или же всевозможных оттенков красного.
Но всё-таки фэйри не кажутся однообразными – ведь большие глаза, которые могут быть у них абсолютно любого цвета (чаще всего встречаются серебряные, цвета расплавленного серебра либо какого-либо другого металла, а также перламутровые, сверкающие, отбрасывая во все стороны яркие блики, подобно алмазу, или прозрачные как хрусталь – так, что ясно различима сеть серебристо-алых кровеносных сосудов на глазном дне – жёлтые как топазы, а также изумрудные и сиреневые/аметистовые – одним словом, похожие неискушенному человечьему взгляду на драгоценные камни), дают Тёмным феям возможность воспринимать такие тончайшие различия в цветах и оттенках, которые даже у эльфов воспринимаются редко. Зрачки могут быть либо круглые, как у людей, либо вертикальные, или же ромбовидные.
Фэйри не так высоки ростом, как эльфы, но всё же заметно выше, нежели обычные феи. Зубы их заметно острее обыкновенных и имеют коническую форму, затачиваясь к верхушке. Фэйри могут употреблять в пищу шоколад, не опасаясь никаких неприятных последствий и возникновения зависимости (как и мечтали об этом Сёстры-Основательницы) – но и удовольствия от поедания шоколада они также не получают. Вместо того Тёмные феи приобрели несвойственный обычным феям вкус к мясу – хорошо пожаренному, с кровью или с хрустящей корочкой.
Фэйри не боятся ни магического оружия, ни серебра. Единственное, что может им повредить – это незаговорённое, выкованное без каких-либо добавок железо или добрая честная сталь, другие раны являются несмертельными и поддаются регенерации. В месте любого, даже самого крохотного пореза, нанесенного железным оружием, возникает быстро распространяющееся онемение, приводящее ко временному параличу (размеры парализованной области зависят от размещения и величины раны), а жгучая боль не позволит фэйри воспользоваться магией, сбивая ему концентрацию. Если поднести к лицу фэйри остриё любого стального незамагиченного оружия и расположить его в нескольких сантиметрах от лица между глазами вдоль линии носа, то фэйри не сможет лгать или о чём-то умалчивать, отвечая на прямые заданные ему вопросы (может попытаться увильнуть только в том случае, если вопрос был задан ему некорректно), равно как и оторвать взгляд от отражающей поверхности лезвия, что значительно затрудняет ему возможность вырваться из таких чар, называемых обычно у фэйри Проклятием Железа (применение Проклятия Железа против фэйри не исчерпывается одним этим способом, только о других возможностях мало кто знает). Среди фэйри чаще, чем среди других рас, встречаются владеющие Зеркальной магией, но для случая стального лезвия она также бессильна.
Фэйри не могут владеть магией Света, но наделены способностью к магии выше, чем обычные феи; их магические силы значительно возрастают при свете луны, но по-разному в различные её фазы.
Фэйри могут иметь совместное потомство с другими расами, в основном с эльфами или феями, но метисы менее одарены от природы, выглядят не так привлекательно по меркам обеих рас (за редкими исключениями), плохо воспринимаются и здесь, и там – и единственный путь для них улучшить своё положение и подняться по социальной лестнице лежит через порцию Эликсира. Впрочем, если матерью такого ребёнка является фэйри – она сама позаботится о том, чтобы раздобыть её у Правительниц (две оставшиеся в живых Сестры-Основательницы, посменно управляющие своим королевством. Передача власти осуществляется каждое полнолуние и новолуние).
Фэйри горды, тщеславны, самолюбивы и эгоистичны, обладают извращённым, непредсказуемым мышлением и специфическим чувством юмора, побуждающем их устраивать злые шутки друг над другом и над другими расами. Впрочем, фэйри не злопамятны – в особенности после того, как подшутят над своим обидчиком несколько раз (а потом вспомнят, догонят – и ещё раз подшутят).

(с) Мора
Под редакцией: Калиоль