Миранделла: Enchanted World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » Хрустальный ручей » Хрустальный ручей


Хрустальный ручей

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

http://s001.radikal.ru/i194/1102/0b/ef40fc63dd38.jpg

0

2

Начало игры

Вы хотели бы знать, где растут самые вкусные в этих местах орехи? Калиолю это было известно как нельзя лучше, и он воспользовался случаем, чтобы набить свое пушистое брюшко до отвала.
Итак, представьте себе такую картину. Эльвовый орешник опустил свои подернутые лунным серебром ветки почти до самой воды, а над ручьем, порхая от ветки к ветке, словно гигантская раскормленная бабочка (которая под конец стала уже напоминать планирующий в воздухе пестрый куль с крупой), парит толстый крыс и срывает и трескает (так, что даже за ушами трещит) самые крупные, самые спелые и сладкие орехи.
Под конец вконец отяжелевшего Калиоля занесло, он с трудом выровнялся, едва не плюхнувшись в воду, едва дотянул до берега, плюхнулся на песок и погладил свой округлившийся больше обычного туго набитый животик. От приятной тяжести в пузе и на душе становилось теплее. Жизнь была хороша!.

Отредактировано Калиоль (31.05.2011 09:53)

0

3

Солнце, пробиваясь сквозь листву своими то редкими, то частыми золочёными стрелами, ласково светило на полянку, берега ручья, орешник и животик Калиоля... однако внезапно его словно бы заволокло большой темной тучей, на поляну набежала какая-то тень... сразу всё вокруг потемнело, похолодало...
Перестали петь птицы.
Такое состояние длилось от силы минуты три, а затем откуда-то издалека донесся низкий, утробный, нарастающий гул, завершившийся резким звяканьем – как если бы о землю ударилось и разбилось нечто очень громоздкое.
И снова все стихло.
Однако солнце, как будто испугавшись чего-то, выглядывать из облаков не спешило.

0

4

«Ночк, а, ночка? Чёт-то ты севодня слишком рано пришла, ты не находишь?»
«Я ведь даже ещё и поужинать не успел...»
Не то, чтобы опасение пропустить ужин более всего напугало Калиоля – нет, он вдруг понял, что ему нужно действовать. А то ведь можно так и вправду остаться без ужина. И... без всего остального тоже. Без всего, что ему было дорого.
Крыс моргнул, приподнял голову, вытянул шею и настойчиво замолотил по воздуху задними лапками. Когда ЭТО закрыло солнце собой и загрохотало, нежная крысиная душонка утекла из пуза куда-то в пятки, и теперь ей требовалось как следует поднатужиться ради того, чтобы вернуться на свое законное место в области пузика. Калиоль надеялся, что если как следует поболтать лапками, это поможет и душа вернется на место. Наконец, опираясь о землю лапками и отталкиваясь ими от всего, что только придётся под них, он с трудом приподнялся, перекатился на бок, встал, опираясь передними лапками о землю, оторвался от неё и на бреющем полёте, почти касаясь щекочущей пятки травы, полетел короткими зигзагами-перебежками от одного дерева к другому. О стратегии и тактике крыс имел самое отдаленное представление, однако нередко имел возможность наблюдать за кошками – именно так они подкрадывались к добыче.
Крыс направлялся в ту сторону, где до этого раздавались страшные и тревожащие гул и звяканье. Доставать из-за пояса жезл и кинжал он пока не спешил: надо же сначала всё-таки разобраться, что там произошло.

---> Роща молодняка

Отредактировано Калиоль (16.03.2011 16:23)

+1

5

Начало игры.

Лесные дебри внезапно осветились яркой лунной вспышкой, хорошо видимой в пасмурную погоду, затем послышался треск, словно кто-то ломился сквозь чащу леса, и вскоре на небольшой лесной полянке показался источник шума: взъерошенный светловолосый парень вывалился из лесной чащобы, сжимая в руке меч. Рядом с ним появилась точно такая же взъерошенная волчица: шерсть её отливала лунным светом и искрилась при малейшем движении, глаза смотрели испуганно, лапы дрожали. Не лучше выглядел и её спутник: затравленно окинув взглядом подступающие деревья, он выронил меч и рухнул в траву. И остался лежать неподвижно. Волчица-деймон, коротко тявкнув, совсем как обыкновенная собака, кинулась к своему подопечному. Она растянулась возле него, прижимаясь всем своим телом, словно пытаясь своим теплом  согреть человека, и пару раз лизнула его в лицо. Человек не отзывался, и тогда деймон использовала привычный приём: она приняла на себя его боль и усталость, рассеивая их в пространстве и подкрепляя своего человека силами из своего собственного резерва. Это всегда срабатывало, помогло и на этот раз: через пару минут молодой человек пошевелился, затем открыл глаза и посмотрел на свою покровительницу. Та улыбнулась по-волчьи и лизнула подопечного в нос. Тот фыркнул, затем погладил деймона:
- Варна, да? - почему именно это первым пришло на ум? Откуда он знает это слово? Но знает же! И даже помнит, что из мира Варны и пришла его замечательная волчица! - Эйд, так ты это сделала?
Эйден виновато махнула хвостом, мол, нет, промашка вышла... Парень с трудом сел, зашипев от боли в боку. Ну вот, совсем здорово. Наверное, слишком сильно ударился, когда падал. Мало ли, что там, в траве,  было! Или же приложился боком о собственный клинок, и сломал себе этим пару рёбер. Вообще чудесно. Затем, поискав свой меч в траве и взяв его в руку, Марк ошалело посмотрел сначала на клинок, затем на деймона. Что за ерунда?! Меч святого Петера не среагировал?! Никогда такого не было! А, впрочем, потом разбираться будем. Отчаянно хотелось пить, а ещё - немного отдохнуть. И узнать, куда же это их с Эйден занесло, если не в Варну. И не в Тревертоне они, это и так видно. Поднявшись на ноги, парень вопросительно посмотрел на волчицу. И куда идти? Ночевать в лесу как-то не выход, тем более после такой жёсткой переброски, а путешественником между мирами он стал впервые за двадцать лет своей жизни. Нужно найти что-нибудь, похожее на сторожку, или вот таверну. Что угодно, лишь бы только не ночевать в лесу! Человек, держась за саднящий левый бок, вогнал меч в ножны, и в сопровождении волчицы побрел сквозь лес. Эйден, чувствуя приближение воды, вела своего человека на запах свежести, пока, наконец, их взорам не предстал ручей. Ручей! Переглянувшись, человек и деймон бросились наперегонки к воде, чтобы спустя минуту отведать её на вкус. Пока Марк с жадностью пил с ладони, волчица ухнула в воду, поплавала там, затем вылезла на берег, довольно отряхиваясь. Макферсон, вдоволь напившись холодной воды, почувствовал себя лучше. Его руки, всё ещё хранившие следы воздействия сильной магии, тоже были рады оказаться в холодной воде, потому как нещадно болели. Марк даже решил посмотреть, что там с его боком делается. Осматривать самого себя было несколько неудобно, но охладить горящий огнём бок водой из ручья он всё же сумел. Перевязку бы сделать, да нечем. Кстати, как там пузырьки со снадобьями? Руки полезли в мешочек, притороченный к поясу. Порывшись там и обнаружив, что всё цело, Марк выудил один из флакончиков, открыл его и принял обезболивающее, даже не разводя снадобье водой, до того сильная была боль. Если это не перелом, тогда что же? А этот вопрос впору задавать лекарям. Есть же они в этом мире? Наверняка есть. Марк, держась за бок и морщась от боли, которая, впрочем, уже начала отпускать, растянулся в траве, набросив на голову капюшон и прикрыв глаза. Да, надо отдохнуть, а уж потом выбираться к людям и выяснять, что же это за мир такой, если не Варна. Марк провалился в сон прочти мгновенно, а Эйд, несмотря на свою мокрую шерсть, легла так, чтобы подопечный мог её погладить, когда проснётся; сама же волчица-деймон взяла на себя охрану своего человека, а с ней шутки были плохи.

0

6

Начало игры
Ткань пространства пошла волнами, затем последовал громкий хлопок, и в нескольких метрах над травой образовался магический портал. А спустя секунду из этой дыры между мирами вывалились двое. Кошка-деймон шла первой, и она, как ей и положено, извернулась в полёте и приземлилась на все четыре лапы. Следом за ней из дыры вывалился и её человек. Руорил, осознав, какая ей грозит сейчас опасность, отскочила в сторону буквально за долю секунды до того, как на ей на голову свалился человек. Портал в тот же миг закрылся, и человек с кошкой остались один на один в чужом мире.

Гурий разожмурился. Все что он помнил до того как инстинктивно закрыл глаза - голос "Ну я тебе устрою за все хорошее!!!"  Затем хлопок - оглушительный, и треск сухих веточек - и вот он оказался здесь...
Лесная полянка. Но однозначно, не та, на которой они только что сидели с Руорил... Взъерошенная кошка шипела на все октавы, царапалась и вырывалась из рук подопечного. Лекарь охнул и  выпустил разгневанного зверя. Руорил виновато поджала хвост и навострила уши. Затем тихонько мяукая подошла к подопечному.
Чувствовал он себя неважно... голова как с похмелья раскалывалась, правое запястье немилосердно ныло - хорошо если только ушиб а не вывих или перелом... в   бок впивалась рукоять меча, да и сам бок нехорошо ныл - наверное слишком жесткое приземление... Стоп... Приземление?! Вдобавок, в сумке побулькивала фляга с водой... Бульканье навевало ассоциации с тошнотой... Ну кто его дернул вспомнить о тошноте-то, а?! Тут же замутило. Руорил виновато прижалась к ногам лекаря и подключилась к нему. Когда Гурий смог с грехом пополам передвигаться он задал интересующий его вопрос.
- Ру?... Это Варна да? - откуда-то Гурий знал это слово... Хотя в голове образовалась потрясающая пустота... Имя, знания по медицине... возраст... и что то смутное.. Будто с мясом кусок от души оторвали...  Кошка же виновато помотала головой совсем как человек. и неожиданно замяукав подергала подопечного за штанину.
Хотелось пить. Хотелось свалиться и уснуть. Кое как Гурий дополз до ручейка, и горстью зачерпнул холодную воду. Кошка же, пофыркивая болтала лапками в воде. До чего ж было жарко....  Так жарко что кошка  невзирая на то что ее виду положено люто ненавидеть купаться - вошла в воду и долго, с наслаждением плавала.
Гурий же напившись поплескал на лицо водой но даже это не помогло справиться с сонливостью. Лекарь добредя до ближайшего куста просто рухнул в мягкую траву и отключился.

0

7

Чёрная волчица, лежащая рядом со своим человеком, подняла голову, настороженно принюхиваясь. Бросив тревожный взгляд на спящего Марка, деймон встала, и в два прыжка преодолела расстояние, отделявшее их от новоприбывших. Это было не праздное любопытство волчицы, а необходимость знать, кто это, и не угрожает ли этот человек её подопечному. Волчица острожно приблизилась, втягивая носом воздух и предостерегающе ворча. В ноздри ударили знакомые запахи, волчица даже глаза прикрыла, втягивая их в себя. Свои... Эйден подошла к пластом лежащей кошке и с любопытством потрогала её лапой. Та не отзывалась, и на вид была довольно жалкой: мокрая, взлохмаченная, да ещё и без сознания. Гурия волчица узнала сразу же, как только почувствовала его запах. Вот будет сюрприз для её человека... Эйден так же стремительно вернулась к своему подопечному, на всякий случай изредка поднимая голову и настороженно посматривая на лекаря с его кошкой.

Марк проснулся спустя пару часов. Неясное чувство тревоги переполняло парня, и тот, резко вскочив на ноги, быстро огляделся по сторонам. Лес как лес, но какой-то другой. И небо другое. Даже земля и воздух другие! Марк нервничал, даже меч из ножен вытянул. А потом пришла мысль немного размяться, ведь всегда нужно уметь отразить внезапное нападение. Встав в боевую стойку с мечом в руках и замерев так, Макферсон внезапно пришёл в движение. Серия быстрых яростных атак, удар с разворота, блоки. А потом разочарованно остановился, глядя на свой клинок. Нет, что-то не то. Что-то мешает, нет привычного ощущения того, что клинок - продолжение его руки, продолжение его разума. Нет и привычной концентрации внимания, а без этого ничего не получится. А ещё он боялся потревожить свой отбитый бок, и щадил себя, не давая развернуться в тренировке. Макферсон со злостью убрал мёртвый клинок в ножны и проговорил, скорее уж обращаясь к самому себе, чем к деймону, которая внимательно следила за своим подопечным:
- Я не могу... Не могу, Эйд.
Они с волчицей одни в чужом мире, затеряны в лесу, и даже защититься он сейчас не сможет! Марк опустился перед покровительницей на колени и обнял её шею, чтобы хоть немного успокоиться. И тут его взгляд заметил лежащего в траве человека. Марк, резко встав на ноги, сделал несколько шагов к незнакомцу и склонился над ним. Гурий! Это ещё что такое?! Как лекаря сюда занесло?! И что с ним, таким вот, теперь делать? Оставить, как есть, или попробовать потормошить, вдруг проснётся? Потом взгляд зацепился за лекарскую сумку. Хорошо бы там хоть что-то оказалось целым! Отыскать среди снадобий нашатырь и подсунуть склянку лекарю под нос было делом пары минут. Ну, давай же, просыпайся!

Отредактировано Марк Макферсон (30.12.2011 13:31)

0

8

Резкий, неприятный запах ударил в нос перекрыв доступ кислороду. Сознание вернулось к Гурию А вот когда он успел его потерять?! Ну когда?!
- Уберите от меня эт-ту гадость. - прозаикался лекарь.  Вглядевшись в лицо незнакомца Гурий тут же признал в нем Марка.
"Уйди, глюк навязчивый!" - пронеслось у него в голове. Но буль в боку сразу дала понять что это не сон.
- Марк, ради Смотрящего, что ты тут делаешь?!  Как ты тут оказался? Где Руорил? И где мы находимся?
Взгляд лекаря тут же зацепился за черный мокрый клубок.  Руорил тут. А где мы находимся?  Непоняяятно...
Гурий оглушительно чихнув сел.
- А занесло нас к шиншилле на хвост... - проворчал лекарь. - Хорошо что двое да с деймонами. Правда?
Мокрая кошка подбрела к Марку и потерлась об его руку.  По черной шерсти пробежали зеленоватые искорки. Руорил замурчав ловко взобралась по рукаву рубахи подопечного и привычно разлеглась у него на плечах.

Отредактировано Гурий Грегор (30.12.2011 14:00)

0

9

Гурий, едва открыв глаза, сразу же засыпал Макферсона вопросами. Марк аж отсупил на пару шагов назад, ошалело глядя на лекаря. Волчица улеглась на траву и принялась вылизывать свою шерсть, подставляя бока солнечному свету и поглядывая на людей, прислушиваясь к звукам леса. Марк, когда к нему вернулась способность говорить, попытался ответить на вопросы лекаря:
- Гурий, я вообще-то знаю не больше твоего. Вас-то как сюда занесло? И что будем делать? Иногда мне кажется, что я с ума схожу... Могу сказать определённо только одно: мы в лесу, и тут довольно непривычно. А что, мы разве в лес собирались? Ты что-нибудь помнишь до того, как оказался... здесь?
Да, это уже интересно. Всё, что Марк помнил о своей переброске, это лунная тревертонская ночь, лесное озеро, да сияющая в лунном свете Эйден, его волчица-покровительница. Затем была яркая вспышка, и... всё, затем он очутился в этом странном лесу, да ещё и при свете солнца. Может, из-за временнЫх аномалий что-то пошло не так, отсюда и полуживое состояние на момент переброски. Всё это очень не нравилось Макферсону, а тут ещё бок напомнил о себе. Не нужно подавать виду, что что-то не в порядке, Гурий сейчас не в лучшем состоянии, чтобы ещё с кем-то возиться. Марк протянул руку к кошке, та обнюхала пальцы и муркнула. Всё, как раньше... Эйден подскочила к своему человеку, напряжённо глядя на чужого деймона. Марк воспользовался этим, чтобы погладить свою волчицу. И только тут он заметил, что его собственные пальцы слегка распухли и покраснели, и болят довольно ощутимо. Надо же, он успел об этом забыть... Первый опыт на ниве целительства, и вот результат.

0

10

- Не знаю. Вообще пустота в голове... Помню только что кто-то орал "Я те устрою, Гурий, за все хорошее!" Потом хлопок. И я грохнулся метров с трех воооон туда! - Гурий махнул рукой в сторону кучи веточек. Бессознательно почесал кошку за ухом, и осторожно подставил волчице руку, как бы говоря - свои, свои...
Бок снова дал о себе знать. Гурий зашипев вытащил из  сумки склянку с обезболивающим и не разбавляя залпом проглотил содержимое. Поймав недоуменный взгляд Марка пояснил. - Наверное бок отшиб когда падал.   Болит, зараза. А что у тебя с руками? - Гурий  с легким беспокойством поглядел на припухшие конечности. Если попросит помощи - поможем. Если не попросит - навязываться не будем, если только ситуация не превратится в экстренную...

0

11

Марк посмотрел на свои руки, затем перевёл взгляд на лекаря:
- А ты не помнишь? Наш спор в лечебнице, Освальд, кровотечение... Пришлось вмешаться, вот и результат. Болят, но терпимо.
Дааа... Гораздо интереснее было бы знать, из-за чего они там спорили, что довели раненого человека до кровотечения...
- Я тоже мало что помню. Всё так странно... Знаешь, с этим миром что-то не так. Здесь мой меч не реагирует. Сам посмотри.
Марк, взявшись за рукоять меча, потянул клинок из ножен. Тот выскользнул на половину длины, и этого вполне хватило, чтобы убедиться: меч мёртв. Марк как-то беспомощно посмотрел на собеседника, затем убрал клинок обратно.
- Я не знаю, что теперь делать... - последовала пауза, затем Макферсон продолжил, уже другим тоном: - Ты сказал, что бок себе отбил? И не мудрено, с такой-то высоты свалиться.
Он расхаживал, рассматривая следы падения лекаря и тихо поражаясь тому, что и тот приземлился так же неудачно. Эйден же осталась рядом с Гурием, с интересом обнюхиваясь с кошкой, словно заново с ней знакомясь. Гурия она тоже обнюхала, но не более того.

Отредактировано Марк Макферсон (30.12.2011 14:25)

0

12

Освальд. Это имя вызывало какие-то неясные ассоциации но кто это такой Гурий в упор не мог вспомнить.
- Не, не помню... а что потом было... после спора, может чего и вспомню... 
Гурий думал.  Странно... тогда, когда он вкачал в Марка свою энергию и лежал полудохлый... Когда они очнулись... кто-то ворчал с кровати... Скандалисты мол очнулись...
-Я другое очень хорошо помню. когда я был... без сознания, кажется... Тогда, в лечебнице... Я был в крепости - Гурий покрутил в пальцах прядь волос - и со мной говорили... Тогда мой меч начал светиться... ну знаешь... так ровно-ровно, зеленым светом. И когда я пришел в себя - меч немного светился.  Тогда я чувствовал как будто... единение с ним... такое... А сейчас он не реагирует... А меня сюда перебросило... Единственное что я помню - как окружающее пространство женским голосом грозится "устроить баню за все хорошее" Ты не помнишь, кого я из женщин мог так достать?

0

13

- Да, со мной тоже была одна... история... Крепость, осада, только это было очень-очень давно. - Марк оглянулся на собеседника, остановившись там, где его застал ответ лекаря. - И мой предок. Всё очень по-настоящему было. Или это побочный эффект от целительства, не знаю. - он замолчал ненадолго, задумчиво глядя на Гурия, затем продолжил: - Понятия не имею, кого ты мог так вот достать. Разве что свою супругу... Знаешь, я даже рад, что мы так вот, незаметно от всех, улизнули невесть куда. Эйден так и не призналась, куда она меня затащила. А здесь на нас никто не охотится, да и невменяемой военачальницы тут не наблюдается.
Марк отвернулся, принимаясь снова рассматривать место приземления лекаря. Или только делал вид, что увлечённо это всё рассматривает. Если Гурий приземлился тут и наделал столько хвороста для костра, то что же сейчас делается на месте его, Марка, высадки?! Это уже было любопытно. А ещё эта был шанс скрыться с глаз лекаря, чтобы принять обезболивающее из своих запасов. Хотя чего там скрывать... Да, болит бок, да, возможно, перелом, но нужно сперва сделать так, чтобы оно там не болело, а уж потом ложиться на перевязку. Этим и займёмся:
- Гурий, я пойду прогуляюсь. Тут недалеко. Хочу посмотреть на следы своей переброски. А ты пока хвороста тут набери. Я думаю, что тут и останемся на ночь. А завтра попытаемся выйти к людям и узнать, куда нас занесло.
Макферсон вопросительно смотрел на собеседника, ожидая его ответа.

0

14

Хворост не проблема - хихикнул Гурий.- А если ты гулять пойдешь и не дай смотрящий потеряешься - не боись Руорил тебя везде найдет. И меня за шкирку притащит.Вдвоем не пропадем.  Я пока тут лагерь разобью. - Гурий состроил Марку рожицу и поднялся со своего места. Руорил спокойно спрыгнула с плеч лекаря и забралась на дерево чтобы не мешать подопечному.

Гурий дождавшись пока Марк скроется в лесу утонул в своих мыслях. Он знал, что этот юноша ненавидит когда с ним возятся и обращаются как с ребенком. Он и не возился. Он проявлял какое-то участие... Ведь сам понимал что сейчас Марк себя не лучшим образом чувствует... По лицу видно - переброска не самым лучшим образом сказалась и Гурий это понимал.
Собрав кучу хвороста Гурий сложил ее шалашиком и переложив огниво во внешний карман стал ждать. Впрочем, скоро поняв что ждать глупо - Марк же может задержаться надолго - собрал крепкие ветви бурелома, обрубил сучья мечом и сложил два аккуратных шалаша.  Все. теперь - все!  Заняться нечем абсолютно... Гурий решил  снова перебрать свою сумку.
Перевязочный материал на месте, все склянки целы... удивительно прям!  Бумкнулся с трех метров - а ничего не случилось!
Исследовав свою многострадальную сумку лекарь навел в ней порядок и отложил на расстояние вытянутой руки.  Задумчиво почесал подкравшуюся сзади Руорил  за ухом, и выбрав из кучи хвороста, которую он наделал своим приземлением, веточек поменьше, снял в небольшого кусочка земли дерн походным ножиком, и сложил веточки домиком поменьше. Чирк - и вот загорелся маленький костер, у которого Руорил смогла как следует согреться и обсохнуть. Да и сам Гурий, изрядно продрогший от волнения и каких-то опасений тоже...
От тепла кошка заметно подобрела и даже заурчала. Все. Они тут устроятся, и никто не помрет. лекарства есть, пропитание будет, воды вон в ручье сколько, защитить при необходимости они себя сумеют, чай не дети малые... Очаг есть, шалаши тоже... Теперь бы узнать к какой шиншилле их на хвост-то занесло...

0

15

Марк только фыркнул. Потеряется... Да тут такая просека получилась, он так отчаянно прорубался сквозь заросли, что трудно было бы потеряться! Кивнув лекарю, мол, не бойся, ничего такого не случится, Марк, призвав свою волчицу, отправился в обратный путь. Идти пришлось недолго, но достаточно для того, чтобы скрыться с глаз лекаря. А вот теперь можно не стесняться. Эйден внимательно наблюдала за тем, как её подопечный роется в своём багаже в поисках ещё одной порции обезболивающего. Даже дышать быть больно, не то, что мечом размахивать! Вот влип... Влив в себя новую порцию лекарства, Марк привалился к дереву, чтобы немного отдышаться. Хорошо, что он придумал этот план! В этой части чащобы сразу же бросались в глаза странные деревья. Вот оно! Трава примята, на коре ближайших деревьев странные ожоги, словно и правда лунным светом обожгли. А разве так бывает? Этот свет холоден, как он может обжигать? Макферсон с сомнением посмотрел на свою волчицу. Та ответила взглядом в глаза, даже хвостом помахала, и уши насторожила. Марк удивлялся, и как это ему удалось проделать тот свой путь до полянки, да ещё и с мечом в руке, прорубаясь сквозь заросли, а уж потом свалиться. Нехорошо заныло в боку, но уже не так сильно. Значит, лекарство действует. Побыть тут ещё немного, чтобы не вызывать подозрений, и назад. Мысли переключились на Гурия. Нет, всё же это здорово, что судьба свела их вместе здесь и сейчас! Хотя, конечно, невооружённым взглядом было видно, что лекарю и самому здорово досталось, но ведь у него там целая сумка снадобий! Значит, жить будем. Потом на ум пришла сегодняшняя попытка помахать мечом, и Макферсон заметно помрачнел. Кому ж понравится в один миг лишиться своего собственного боевого стиля! И ведь меч не реагирует! Словно со свойствами меча было утрачено что-то ещё, настолько важное, что без этого чего-то невозможно вернуть себе свои способности воина... Марку было очень неприятно ощущать себе настолько уязвимым, ведь что сейчас его меч? Простая железка, не более того. Ведь если оружие перестало быть частью тебя самого, частью твоего разума, то грош ему цена. И тебе тоже. Постояв ещё немного, рассматривая следы холодного огня, Макферсон развернулся назад. Хм, а это интересно. Значит, меч Гурия похож на его собственный клинок. И лекарь говорил о единении с мечом. Неужели они настолько похожи между собой?!

0

16

Все шло не так. Все вышло из-под контроля. Сначала – здесь, не где-то там на окраине, не в грязных душных людских городах, а именно здесь, в самом сердце Великого леса – произошло нечто из ряда вон выходящее.
Какая-то мистика. Тьфу! Чертовщина.
И в довершение всего – нападение на дриаду.
И пусть не его снарядил совет побеседовать с очевидцами – в собрании из трех Асклепию не хватило всего одного голоса, чтоб его кандидатура была выбрана большинством – старый друид сдаваться не собирался. Он и без того немало уже пожил на этом свете. Даже больше, чем мог рассчитывать.
И, без сомнения, намного больше, чем он желал.
Поэтому, когда Асклепий обнаружил следы, говорящие о появлении в этих местах чужаков, он только крепче стиснул собственный посох и, разжигая в себе экстра-праведное негодование не только поступками, но даже самим присутствием неизвестных – «...Наломали тут веток, развели костер, и вообще – подозрительные какие-то...» – в этом месте и в это же время, друид, никому не доложив, и уж тем более не подумав о том, чтобы вызвать подмогу, направился устраивать человекам воспитательную беседу. Самый последний из всех возможных убеждающих доводов находился у него в руках, тяжелый и увесистый, хотя и вполовину не такой древний, как сам хозяин.
Выйдя на свет костра, Асклепий откинул на плечи капюшон (как и сам балахон, сшитый из небелёного холста – только темно-зеленая полоса вокруг лица и вдоль подола) и, сдвинув седые кустистые брови, со значением поглядел на незнакомцев. Хотя внешне по нему сего и не было заметно, но присутствие животных его удивило: друид ожидал худшего, как только позабытый запах дыма пощекотал его ноздри. Какого-нибудь близкого к пожару костра, срубленных деревьев, ещё каких-то ужасов. Тут как раз можно было возгордиться собой: ни одна дриада, сколь древна и мудра бы она ни была, не заметила бы таких деталей: один вид костра заставил бы её отступить в ужасе. Хорошо, что он решил заняться этим сам, не перекладывая работу на их хрупкие ветки.
– Кто такие? – максимально строгим тоном (везде должен быть порядок) спросил Асклепий. – Как вы сюда попали и с какой целью?

0

17

Было нечто необычное в том, чтобы вот так сидеть у костра, разведённом в глухом лесу, в неизвестном мире, смотреть на пламя, слушать треск веток, иногда ворошить костёр или подбрасывать новые ветки. Было уже очень поздно, и хорошо бы сейчас завалиться спать, но оставлять лагерь без охраны было бы немыслимой оплошностью. Вот Марк и взялся охранять лагерь первым, тем более, что у него волчица есть, и если что-то пойдёт не так, она всегда предупредит. Заодно есть время подумать, разобраться в своих чувствах. Бок снова давал о себе знать, и Макферсон старался не делать резких движений, чтобы не взвыть от боли. Нет, так дело не пойдёт... Не задержись он в чаще леса, точно бы попросил сделать себе перевязку, но время упущено, и явился он на полянку уже в темноте, и теперь придётся ждать до утра. Из еды была только вода из ручья, но он не жаловался, ведь всё могло бы быть куда хуже. Например, его могло бы выбросить где-нибудь в пустыне, или в этом же лесу, но далеко от воды, и что тогда делать? А так хоть бок водой охладить всегда можно, чем Марк периодически и занимался. Эйден посматривала на подопечного, затем снова опускала голову на передние лапы и горестно вздыхала. И Макферсон её прекрасно понимал. Сейчас, в этой темноте и тишине, на него накатывала какая-то странная тоска. То ли по родному миру, то ли была ещё какая-то причина... Не разобраться.
Марка одолела дремота, когда над ухом вдруг раздался строгий голос. Что, их уже нашли? Вздрогнув от неожиданности, парень открыл глаза и посмотрел на новоприбывшего. Хм, странный какой дедушка, и на костёр нехорошо косится. И ответа ждёт. Стараясь не причинить себе лишней боли, Марк поднялся навстречу старцу. Главное - не показывать ему своей слабости!
- Я даже не знаю, что и сказать... Мы с другом случайно оказались в этом лесу... и в этом мире тоже. По ошибке. А теперь пытаемся не замёрзнуть тут до утра.
Да, вот именно так. Это всё ошибка! Это деймоны напутали, и вместо одного мира они оказались в другом!

Отредактировано Марк Макферсон (30.12.2011 22:18)

0

18

Как вырубился - Гурий не заметил, но довольно громкий разговор разбудил его.
"Кто такие?" - Гурий слышал вопрос незнакомца...
- Мы очутились тут по случайности - заговорил лекарь становясь рядом с Марком и не замечая того что секунду назад  юноша закончил говорить нечто сродни его речам.
Очутились по ошибке. Гурий растерялся не зная что еще можно сказать в такой ситуации.
- Он тут не причем! Это я развел костер и разбил лагерь! - выпалил лекарь. - Я только позаботился о том чтобы сохранить наши жизни, до того момента как настанет утро...
Лекарь осекся но не вид, ничто не выдавало в нем внутреннего страха. Он готов был сражаться за друга и за себя. Если его вынудят...

Отредактировано Гурий Грегор (30.12.2011 22:43)

0

19

Марк только подавил вздох: если лекарь сейчас сорвётся, то им явно не поздоровится, и старче не станет разбираться в том, кто тут ставил лагерь, а кто отсиживался в сторонке. За то короткое время Макферсон успел взять себя в руки, и от прежнего шока, вызванного первой встречей с местным жителем, не осталось и следа. Интересно, они все тут такие недоверчивые или здесь что-то нехорошее случилось, вот дедушки и патрулируют леса? На счастье путешественника боль в боку унималась с каждым вздохом. Парень покосился на свою волчицу, которая стояла рядом с ним, готовая, казалось, ко всему. Деймон и об охране не забывала, и брала на себя эту боль. Марк же внезапно остро ощутил своё одиночество. Затерянный невесть где, в этом треклятом лесу, по которому шляются всякие там дедушки-с-посохом, устраивающие допросы посреди ночи. Ну что ему стоило, этому старику, заглянуть к ним на огонёк с утра, после того, как путешественники выспятся и отдохнут?! Ну не время сейчас допросы устраивать! Они оба устали, у них проблемы со здоровьем, знаете ли. Хотя в одном был большой плюс: дед не был тёмным магом, иначе валяться бы Марку с аллергией! Марк улыбнулся деду, стараясь выглядеть как можно более дружелюбным:
- А вы местный, да? Здесь что-то случилось? А мы путешественники. Мы очень устали за день и хотели бы отдохнуть.

Отредактировано Марк Макферсон (31.12.2011 00:21)

0

20

– Значит, случайно? Какие-то странные осадки «случайно» выпадают здесь в последнее время, – ворчливо отозвался друид. Бросаться с налёту в бой ему почему-то перехотелось, рука перестала так напряжённо сжимать посох, используя его теперь вместо опоры, а не оружия.
Почему-то слабая, едва уловимая растерянность незнакомцев немного успокоила старца. «Нет, злоумышленники так бы себя не вели... возможно, что не вели... а возможно... О, богиня! Что за дни такие пошли, когда ни в чём нельзя быть уверенным?..»
Асклепию по нраву пришлось, когда один из парней – высокий и видом постарше – принялся вдруг выгораживать другого. По его представлениям, те, кто думал худое, наоборот, обязательно старались оправдаться за чужой счет. А уж о том, чтобы пожертвовать жизнью за други своя...
На мгновение друид пошатнулся – им опять овладели тяжёлые и горькие воспоминания. Он уже устал воевать, устал высматривать возможного врага в каждом неизвестном, который не был рожден в Лесу...
Нет, момент был явно неподходящим, чтобы опять погружаться в печали воспоминания. Формальная улика – костерок – была налицо. Друид пригляделся – и заинтересованно прицокнул языком. «Действительно, осадки... Более чем странные... Любопытно, кто это их так научил костер разжигать?»
Обычно люди – вот за что Асклепий не любил всевозможных странников – пренебрегали хотя бы одним из неписанных лесных правил. То забудут рядом с костром что-то легковоспламенимое, ветер подует, и – пф-ф-фы-фырк! – загорится красный цветок. То валежник его милости не по нутру и что-то свербит опробовать остроту своего меча на беззащитном деревце...
У друида же в таких случаях свербила дубина.
Здесь же и придраться было не к чему: ну обломали сучья, когда упали – но для растопки использовали только их. Их, да ещё какой-то сухостой... какой именно, друид и сам уже плохо помнил.
– Ну оставайтесь, раз случайно здесь оказались, – ворчливо, но уже тоном потише буркнул друид. – Отдыхайте! Я вижу, ручей вы уже нашли, а где-то тут, по течению, можно найти орешник, – сопровождая свои слова, он махнул рукой в сторону ручья. – Только ветки не наломайте, –добавил сердито, досадуя не сколько на них, сколько на себя, не понимая, с чего это он так ринулся давать советы пришельцам. – А уходя, не забудьте залить свой костерочек водой. У нас их не любят.
Решив, что сказал достаточно, Асклепий направился осматривать место падения. Он намеренно повернулся к пришельцам спиной. И держался подчёркнуто прямо. За себя друид не боялся: он достаточно пожил. Лес должен был быть на его стороне... У Леса есть уши, у Леса есть глаза... миллионы ушей и глаз... Нападение не осталось бы незамеченным. Зато все сразу бы поняли, кто есть кто...
Зато что-то не осталось незамеченным для Асклепия.
– Слава Игдрассе! – на весь лес разнеслось удивленное восклицание друида. – Хотя бы здесь деревья нормальные!..

0

21

Марк переглянулся с Гурием и тихонько выдохнул. Волчица заворчала, не спуская глаз со старика. "Осадки", значит... Их назвали "осадками", словно они тут с неба свалились! Спасибо ещё, что не стали кидаться заливать костёр, ведь ночка довольно прохладная, и позволили остаться тут до утра! Хм, можно подумать, что они смогли бы найти выход из леса или случайно набрести на людское поселение. Нет, без проводника тут не обойдёшься, а где его взять? Навряд ли старик согласится вывести их из леса или показать, в какую сторону двигаться. А с собой ни компаса, ни припасов. С утра обязательно проведать тот орешник, о котором упомянул старик, набрать хоть орехов. Деймонов жалко, они давно ничего не ели. Макферсон опустился на своё место у костра. Сидеть надоело, в шалаше, наверное, не будет так же тепло, как у костра, да и волчица решила прогреть ему больной бок. Осталось растянуться на земле и закрыть глаза. Сторож из него никакой совершенно, раз так пропустил дедушку, и Эйд ничего не сказала. Волчица ткнулась носом в лицо подопечного, словно извиняясь. На неё этот лес действовал как-то странно, магически, что ли. Интересно, варнийские леса похожи на этот вот? Кто его знает. Ну всё, теперь спать. Вести себя как можно более дружелюбно, чтобы не нарваться на неприятности, иначе это будет дорого стоить. С утратой боевых навыков и болью в боку особо не повоюешь. Ладно, это всё усталость говорит! Выспится, и сразу всё встанет на своё место.

0

22

"Госпитальерская поляна" <---

Выше по течению и ближе к местам дриад

Калиоль вертелся и всячески вырывался из крепко держащих его рук, пытался оглянуться назад – очень уж заинтересовало крысёнка, о чем беседовали на поляне дриады с каким-то остроухим. Глупый и тщеславный крысюк смутно подозревал, что о нём – так, как будто возле Калиоля весь свет вертелся – и ужасно хотел услышать подробности. Уж, наверное, они хотели знать, как он ловко удрал от злого волшебника и его хвостатого прихвостня. А тот филин... это Калиоль не сам свалился с ветки, на самом деле это он так храбро бросился на филина, что тот бросился наутек, а Калиоль спустился на землю потому... так ему просто захотелось, в общем.
Одуряющее воздействие навьих ягод продолжало влиять на крысёнка.
– Ты куда и ты зачем меня тащишь?! – глупый крысюк пьяно икнул, но даже это не заставило его смутиться. – Я и сам... И-ик!.. могу. Ну-ка, а-а-атпускай миня! – мордочка крысенка завертелась по сторонам, пытаясь определить, на каком участке леса они оказались. Калиоль смутно помнил, что ему должно быть знакомо это место – только не помнил, откуда он его знал, и из-за этого крыс начинал паниковать. В панике голос крысёнка срывался на визг, многие слова он начал снова произносить не так, как его учили дриады. – Где эта мы? Щто мы здесь делаем? Щто, вапще, была нужна ат вас йет-таму йе-ельфу-у-у?..

Отредактировано Калиоль (11.04.2013 09:26)

0

23

Алессандра старалась не обращать внимания на жалобы Калиоля. По сути, чем меньше она сейчас жалела крысёнка, тем лучше помогло бы ему лечение, и если для этого требовалось перетерпеть крысово недовольство...
– Потерпи, маленький. Сейчас тебе станет легче, – ласково приговаривала она, неся на руках тяжелого барахтающегося крысюка. Алессандра старалась не думать, как именно она собирается помочь ему. Студеная вода ручья могла оказаться для Калиоля настоящим шоком. Конечно, это бы моментально отрезвило его, а если удалось бы уговорить крысенка попить водички, то это помогло бы и его желудку. Только вот как?
Вот и берег ручья. Алессандра присела на корточки и окунула крысюка в воду, а затем быстро вытащила обратно – девушка вовсе не хотела, чтобы он захлебнулся – и приготовилась к возмущенным воплям, на которые так был горазд толстый летучий крысюк.

Отредактировано Колесо Судьбы (11.04.2013 10:19)

0

24

Калиоль не хотел ничего слушать... пока не стало очевидно, что он это зря – может быть, удалось бы договориться по хорошему?
Мокрый крысюк завопил как ошпаренный и рванулся прочь и ввысь – как можно дальше от воды.
– Что ты! Что ты!! Что ты!! ЧТО ТЫ НАДЕЛАЛА!! – от неожиданности Калиоль стал частить и заикаться, не в силах с первой попытки выговорить такую длинную фразу. В голове у крысёнка действительно прояснилось и до него наконец-то дошло, что на него сердятся. Это вызывало у Калиоля смятение чувств. – Ты зачем утащила меня оттуда?!
Мокрый грязный крысюк встряхнулся – во все стороны полетели водяные холодные брызги – а из чёрного носика выступила большая и  противная сопля. Крыс чихнул – и отдачей его отнесло в сторону, словно крупный легкий меховой шарик порывом ветра.

Отредактировано Калиоль (12.04.2013 09:25)

0

25

Дриада всплеснула руками. Уж кто-кто, а Калиоль действительно был неисправим, хотя временами ей казалось, что он на самом деле всё понимает. Девушка устало опустилась на берег ручья, как следует умылась студеной водой, поскольку из-за криков крыса у нее снова начала болеть голова. «Кажется, помогает»
– Ты зачем опять навьих ягод нажрался? – напустив на себя строгий вид, сердито спросила Алессандра. – Знаешь же, что опять болеть будешь – а опять наелся, совсем как фея шоколаду. Что скажешь: стоило оно того или нет?

Отредактировано Колесо Судьбы (23.04.2013 07:32)

0

26

Толстый глупый крысюк кивнул, слизнул стекающую с носа соплю, в негодовании сплюнул (собственные сопли пришлись ему не по вкусу) и сердито замотал головой. Получалось, что не стоило.
– Ой-ёй-ёй-ёй! Бедненький мой животик! Ты пошто опять заболел? И моя головка бо-бо! – громко запричитал крыс. – О, я бедный-бедный! О, я пренесчастный! А миня опять в холодной воде купают!
Калиоль катастрофически не мог связать причину со следствием. Крысёнку было настоятельно необходимо, чтобы кто-нибудь взял на себя труд показать ему, как это делается – да и то не факт, что Калиоль смог запомнить бы это надолго.

Отредактировано Калиоль (23.04.2013 08:24)

0

27

– Калиоль, а ты попей водички – и полегчает, – вздохнув, терпеливо произнесла девушка. – Здесь целебная вода, – и дриада, хоть в этом не было никакой нужды, снова умылась, поплескала студеной водою на лоб и виски. – Помнишь, у меня недавно здесь была шишка?.. – Алессандра показала себе на голову. – Ну... когда это странное... существо... напало на нас с тобой, помнишь?.. – и дриада улыбнулась вымученной улыбкой. Выговорить эти слова далось Алессандре с большим трудом, поскольку она тогда не видела, не успела разглядеть нападающего, и следовательно, несмотря даже на все рассказы и слухи, которые то тут, то там до нее доходили, так и не смогла представить, восстановить у себя в голове всю эту картину. А госпожа старшая дриада Сильвана с большим трудом, неохотно делилась информацией. – ...И теперь у меня, наконец, все прошло!.. – наконец-то, с большим трудом, закончила речь дриада. – Ты давай, не бойся, спускайся! – Алессандра приглашающе показала на ручей, грациозно повертела пальцами в воздухе. – Ты не бойся: я тебя не буду больше мочить!

Отредактировано Колесо Судьбы (26.04.2013 17:08)

0

28

«Да-а, я спущусь к водичке - а ты миня в ней и утопишь...» – недоверчиво подумал мокрый крысенок. Калиоль еще раз встряхнулся по-собачьи, разбросав во все стороны мокрые брызги, и снова выжидательно навострил ушки. «Как же, вода целебная... Снова рассказываешь сказки...» – Калиоль был больше склонен к тому, чтобы не поверить словам Алессандры.
До тех пор, пока дриада не привела свои «доказательки».
– Значит, и синяки проходят? – крыс вытянул мордочку, со смесью подозрительности и надежды прислушиваясь к вещим словам, его душа – хоть вынь да положь! – жаждала чуда из серии «дай подую и перестанет». – А шишки, они... шишки тоже проходят? А если у меня большой синяк на... на... Да-да, прямо на моей милой пушистой спинке, так что ажно почесаться трудно. Ох и трудненько же!.. – запричитал глупый толстый крысюк в надежде, что дриада разжалобится. Место нахождения синяка было специально завышено крысенком в расчете, что дриада примет это как более почетное ранение и не станет смеяться.
Крысюка замучивали сомнения: в последнее время его слишком часто куряли в воду, чтобы позволить себе попасться снова в такую емеле-тарную ловушку (слово «элементарный» оказалось слишком сложным и длинным для его языка, вынуждая изобретать более простые и понятные варианты). С другой стороны, крыс боялся упустить лечительные выгоды от целебной водички, так что Калиоль находился в затруднении как ему поступить.
Как обычно, верх взяла жадность.
– Только ты отвернись, пожалуйста! И не подглядывай! – строго-настрого потребовал от дриады мокрый крысюк. – Я, как-никак, купаться собираюсь! – Калиоль выжидательно уставился на девушку, вытаращив свои карие лупики-глазки.
К сожалению, он опять шмыгнул носом, и тем самым вновь испортил всю серьезность момента.

Отредактировано Калиоль (27.04.2013 12:52)

0

29

– И синяки, и шишки, – улыбаясь, подтвердила дриада. – Все твои болячки пройдут. Заживут, как... на единороге! – после секундной заминки обещала крысюку девушка. Если бы Калиоль не цеплял на себя различные болячки и не влипал в неприятности быстрее, чем успевала залечивать и исправлять магическая природа летающего крыса, Калиолю и в самом деле пришлось бы «трудненько» и «плёхонько», как любил жаловаться глупый толстый крысюк.
Слушая крысюка, дриада терпеливо улыбалась. Протрезвев, Калиоль стал как-то странно застенчив, как будто бы стеснялся поналипшей на шерстку грязи. «Любопытная черта...» – решила девушка о новой грани в характере ее мохнатого приятеля и, – «Что мне стоит?» – решила пойти ему навстречу.
Алессандра поднялась на ноги, встала, отвернулась от Калиоля и, скрывая улыбку и отряхнув свой бело-зеленый сарафан, стала смотреть в другую сторону, демонстративно разглядывая мягкий зеленый мох у корней молодой ели. Сквозь него застенчиво пробивались на свет очень мелкие беленькие цветочки на тоненьких желто-зеленых стебельках, похожие на крохотные тусклые звездочки. За спиной молодая дриада слышала звенящую мелодию ручья, возмущаемую тихим всплеском и каким-то торопливым жадным хлюпаньем, означающим, что Калиоль наконец-то решил прислушаться к ее словам, взялся за ум и теперь уж точно не станет бузить от опьянения, вызванного навьими ягодами.

Отредактировано Колесо Судьбы (08.05.2013 17:30)

0

30

Как только Калиоль увидел, что дриада поворачивается к нему спиной, всю его показную нерешительность как водой смыло. «Хорошая водичка... Полезная водичка...» – забормотал про себя крысюк, бочком-бочком, осторожненько спускаясь к воде, приземлился на берегу ручья и залакал по-собачьи, словно самое обыкновенное дикое животное. Водичка была холодная, но приятная, и Калиоль, напившись, почувствовал, что его брюшко успокоилось на своем обычном месте и перестало выписывать вензеля, как будто бы устраивало показ воздушного кувыркания отдельно от него, Калиоля. Чтобы брюшная болезнь не вернулась, сообразительный и хитрый крысюк для верности плюхнулся брюшком в воду и как следует поелозил на мелководье, затем, вспомнив о более насущной болячке, перевернулся, выбрал место чуток поглубже и обмакнул в холодную воду свою тыльную часть.
Калиоль уже привык к холодной водичке: оказывается, если сидеть в воде и не высовываться намоченными частями наружу, вода начинала казаться уже не такой холодной. Вполне терпимой, и главное то, что ушибленная часть болеть прекратила, и Калиоль мог, не морщась, сидеть на ней хотя бы в воде.
– Не обманула!.. – радостно пискнул крысюк, выбираясь на берег и энергично отряхиваясь по-собачьи. – Я очень умно сделал!.. В том, что послушался тебя!.. Точна!..
Калиоль немножко замерз, однако уже понимал, что это и к лучшему. Для его же пользы. Главное то, что болеть перестало:
– Как здорово!..

Отредактировано Калиоль (10.05.2013 10:14)

0


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » Хрустальный ручей » Хрустальный ручей