Миранделла: Enchanted World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » Чертог-под-Холмом » Парадная лестница


Парадная лестница

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Начинается в нижней части Дворца-под-Холмом и ведёт к самому «сердцу» дворца, где находятся такие важнейшие помещения, как королевские апартаменты и Тронный Зал.
Несмотря на невысокий уклон, парадная лестница отличается весьма внушительными размерами. Её широкие ступени вырезаны из цельного светлого (палевого) и тёмного (тёмно-серо-зелёного и болотного цвета) мрамора, чередуясь, словно клавиши у пианино, а высокие перила выкованы из бронзы (либо какого-то другого подобного сплава – трудно разобрать под значительным налётом патины) и украшены литыми, иногда – позолоченными, фигурками горгулий, летучих мышей и прочей тому подобной живности, жутковатой, однако весьма живописной и впечатляющей, с инкрустациями из малахита и прочих драгоценных камней.
Лестница освещена неярким загадочным светом магических светильников, не золотистым, как свет свечей или факелов, а какого-то неопределённого оттенка, без каких-либо цветовых предпочтений.

0

2

Пост стражи <---

Мора единым махом проскочила туннели, практически не встретив никого по дороге (обслуживающий персонал, к которому когда-то раньше относилась и она сама, был не в счёт) и ни с кем не заговорив (точнее говоря, никто и не пытался заговорить с нею, видя свирепый блеск её глаз и сердито сжатые губы – сказывалась стычка с напыщенным зеленоглазым хлыщом Сильбером), но на подходе к парадной лестнице, когда убогость ничем не украшенных стен спирально опускающегося туннеля сменилась пышностью и великолепием центральных районов, запал незадачливой наёмницы значительно поугас, и Мора в нерешительности остановилась перед первой ступенью (из благородно поблескивающего на свету тёмно-зелёного мрамора), колеблясь и не смея наступить на неё своими видавшими виды запыленными сандалиями.
«Может быть, не следовало приходить прямо сюда?» Вспомнилось великолепие королев, красота и роскошь царских чертогов. Как будет смотреться среди всей этой роскоши там она – невежественная и невоспитанная оборванка, не знающая ни как ступить, ни что сделать?
Сначала задрожали колени. На четвёртой светлой ступени внезапно возникло желание развернуться и бежать обратно. Мора мужественно (иными словами, за счёт одного упрямства) преодолела его, но продвигалась теперь вперёд с переменным успехом: шаг вперёд и два назад.
Временами она останавливалась, крепко обхватывала руками перила и закрывала глаза, борясь с собственными страхами и нерешительностью.

Отредактировано Мора (16.10.2011 11:06)

0

3

Честно говоря, Ло’энас ДжорПиКай был не совсем фэйри. При выказывании малейшей толики желания с его стороны, он мог бы получить надлежащую ему порцию Эликсира и поправить сиё положение – тем более что, учитывая его многолетнюю непрекословную службу при Дворе Сестер-Основательниц, таковая возможность могла бы быть дарована ему в любой момент. Однако одним из предков Ло’энаса был сильф, что давало ему пусть небольшую, но возможность летать, и он не собирался отказываться от неё ради любых преимуществ.
Ло’энас выполнял при Дворе функцию советника по мелким, но довольно щекотливым поручениям, и умел выполнять их так, чтобы не только комар носа не подточил, но чтобы впоследствии клиент мог практически совершенно не опасаться щекотки во всех всевозможных смыслах этого слова (разной степени приличности). За соответствующее вознаграждение он устраивал дела всех фэйри, проживающих при Дворе Сестер-Основательниц (в зависимости от того, какими были эти дела, и каковым было соответствующее им вознаграждение).
Внешне со своими радужно-слюдяными крылышками Ло’энас ДжорПиКай выглядел как стареющий херувимчик – если бывают херувимчики более чем ста шестидесяти сантиметров ростом. Кожа его была не молочно-белая, как это можно было бы ожидать от фэйри с близким к нему типом внешности, а весьма розоватая, и морщины не были заметны на ней исключительно по причине упитанности их обладателя. Рыжевато-шафрановые волосы были с трепетностью зачёсаны назад и весьма взбиты, прикрывая проблемные места в районе макушки, стремясь скомпенсировать там пышностью шевелюры недостаток количества. Водянисто-голубые глазки тоже были самые обыкновенные – но насколь выразительные... Тут было бы впору позавидовать даже самим актёрам.
– Мора! Кого я вижу! – с преувеличенной радостью воскликнул ДжорПиКай и тут же осклабился в приторно-сердечной улыбке. – Не забыла, как я раньше качал тебя на коленях? В детстве, помнишь?.. А ты что сделала? Убежала из дома. Фу, какая глупая! Мы с твоей бедняжкой-матерью много-много раз вспоминали тебя за время твоего отсутствия. Помню, ты была вот такой крошкой... – он вполне по-отечески улыбнулся Моарамнисэль и предпринял попытку покровительственно возложить свою пухлую, словно колбаска, лапку ей на плечо.

+1

4

– Что за... – Мора даже отшатнулась от неожиданности. «Это ещё что за хрен с крылышками?!» – Кто вы такой?! Что вам вообще нужно от меня?!.. – Моарамнисэль была изрядно напугана, и у неё плохо получалось скрыть это.
«Кто это вообще такой? Хоть убей, не могу вспомнить ни о каких коленях!.. Если этот... овощ... вздумает ко мне приставать...» – в то время как правая, скрытая туловищем рука Моры как бы случайно, как будто сама собой, потянулась за закрепленным на бедре кинжалом – благо говоря, после сражения с колючками его теперь стало намного проще доставать из-под подола. Однако Морина рука замерла в нескольких сантиметрах от цели, остановленная неким соображением, внезапно пришедшим в её ветреную головку.
«Откуда он вообще знает, как моё прозвище?..»
«Убить всегда успеется.» Здесь нужно было действовать по-другому.
– А я вас помню. Помню, вы частенько приходили к моей маме... – Мора намеренно недоговорила фразу, чтобы та звучала двусмысленней, чем есть на самом деле. Фальшивый сердечно-фамильярный тон удавался Море почти так же хорошо, как и этому пухлому типу, а в случае чего неверные слова и интонации можно было принять, как она надеялась, за недостаток воспитания, а не за неискренность. «Любопытно, смутится он или нет? Если у этого плешивого сатира что-то есть с моей мамочкой...»
Нет, сегодня Море воистину везло на всякие догадки. Почти сразу же она сообразила:
«А ведь, подыграв ему, я смогу узнать, зачем он мне тут лепит крылатого...»
– А вы не помните, как однажды от колен меня укачало, и я нечаянно срыгнула вам на камзол?.. Ох, мне так стыдно!.. Быть может, мне не стоило сейчас вам об этом напоминать?.. – что не говори, а изображать большую дурочку, чем она есть, у Моры получалось великолепно: незадачливая наёмница чувствовала себя тогда намного свободнее и естественней, чем обычно. Ну разве ещё когда скандалила и ругалась с кем-то: тогда она совершенно не задумывалась о том, что делает, и всё у неё выходило само собой. Вот и сейчас: смущение у неё на вид получилось совершенно непритворным. Если бы фэйри действительно его испытывала... хотя нет-нет, пожалуй, сейчас даже она сама была не в состоянии предсказать, как могла бы поступить под действием этого чувства.
Бесстыдница?.. Ну, уж какая есть!
– Надеюсь, он не испортился. Камзол, я имею в виду. Ну скажите же, что он не испортился, правда? – продолжала тараторить Моарамнисэль, старательно изображая из себя маленькую несмышлёную девочку. Ну пусть большую девочку, но кого сейчас волнуют эти тонкости? – А потом мне мама сразу сказала: Моарамнисэль, ты должна извиниться перед дяденькой: он наш благодетель и друг семьи. Я потом целый месяц вышивала вам платочек с инициалами... Чтобы вы не сердились... – Мора притворно покраснела, сделала вид, что подавляет фальшивые всхлипы (которых всё равно не было) и смущенно пролепетала: – Извините, совсем запамятовала ваше имя...

+1

5

Кто он такой? Счастье, что не пришлось пускаться в длинные запутанные объяснения: его клиентка сама уверовала, что будто бы вспомнила его. Теперь дело должно было пойти, как по маслу.
На секунду Ло’энас ДжорПиКай ощутил лёгкие угрызения совести, как если бы он намеревался отобрать леденец у младенца, однако они тут же растаяли, словно ночной туман под яркими солнечными лучами. Советнику по всевозможным щекотливым поручениям не приличествовала чрезмерная щепетильность – иначе он не смог бы стать, кем он был.
Когда же Моарамнисэль пустилась в детские воспоминания (разумеется, он не стал её поправлять, пусть даже все её воспоминания были ошибочными), Ло’энас ДжорПиКай понял, что в этом случае совесть не будет мучить его никогда. При своей полноте он всегда хотел казаться элегантным, и рассуждения об испачканном камзоле – его камзоле! не чьём-нибудь! – вызывали у ДжорПиКая состояние, подобное зубовному скрежету.
– Ну что ты, я уже давно и не думаю на тебя сердиться, – тем не менее, произнёс он тоном добродушного дядюшки, инстинктивно чувствуя, что настала пора наконец-то положить свою руку на плечо Море. – По правде говоря, я давно уже забыл этот случай. И я рад, что ты хотя бы помнишь, как я выгляжу. Меня зовут Ло’энас ДжорПиКай, твоя мама советует... очень часто советовалась со мной по многим вопросам...
– Мы с твоей мамой всегда были добрыми друзьями, – добавил он на всякий случай, если девица так и не поняла ничего.

0

6

– Были? А вы что, уже больше не друзья? Вы поссорились с нею? – спросила Мора большей частью из вежливости, ну, разве что ещё и от непонимания того, почему её встречает не мама, а этот странный добренький до медоточивости дядюшка, который определённо втирает ей чешую про знакомство, и у которого до судьбы её, Моарамнисэль, на самом деле не должно быть абсолютно никакого дела. А он... даже возражать ничего не стал про испачканный камзол, хотя знал, просто не мог не знать, что между ним и малышкой-Морой ни разу в жизни не происходило подобного конфуза. Да случись что-нибудь такое, её мать бы просто со свету сжила, живьём бы слопала и даже не поперхнулась!..
– Надеюсь, не из-за меня? – Мора состроила невинную мордашку и захлопала ресницами. Бедная забитая девочка. Большие дядечки часто попадались на подобную уловку, авось повезёт и с этим. «Лоэнас... как же его дальше там?.. Тьфу ты, чёрт бы тебя побрал!.. Уже забыла...»

0

7

К удивлению ДжорПиКая, девица оказалась ещё большей дурой, чем он думал: даже теперь она ничего не поняла. «Тем легче...» Или же всё-таки притворялась?
Впрочем, ему-то разница: остаётся сделать всего один шаг, и как только Ло’энас скажет слово, Моарамнисэль будет вынуждена понять, что произошло. Либо же продолжит ломать комедию – но тогда и у него окажутся развязаны руки. Он ещё припомнит ей насмешки над своим любимым камзолом!..
Ло’энас притворно глубоко вздохнул, удачно пряча раздражение под другую эмоцию, и тихим, скорбным голосом начал:
– Понимаешь ли, Мора... Твоя матушка оставила тебе большое наследство... И я обещал ей... я обещал Амнуэворе проследить, чтобы все её распоряжения были исполнены в точности так, как она хотела. Если хочешь, поплачь, – продолжая изображать из себя «друга семьи», ДжорПиКай вынул из нагрудного кармана крошечный белый кружевной платок, до самого последнего стежка пропахший лавандой и мятой, и протянул его теперь уже без пяти минут богатой наследнице. – А потом мы пройдём в ваши... в твои покои, и там я ознакомлю тебя с последней волею твоей матери... Выполняя её волю... Пойдём!..
С образом «доброго дядюшки» дисгармонировал только взгляд небольших водянисто-голубых глаз ДжорПиКая. В данный момент «друг семьи» был более похож на хищника, гипнотизирующего свою жертву взглядом... заманивая к её себе в логово...

0

8

«Твоя матушка оставила тебе большое наследство...»
«Я что, богата?!..»

Первой задачей Моры было не завопить, не прыгнуть до потолка, что наверняка разочаровало бы в ней доброго дядечку. Она опустила голову, чтобы скрыть в глазах алчный блеск, и постаралась придать себе огорчённое выражение лица. «Как будто живого шмеля проглотила...»
«Если хочешь, поплачь...»
«Вот ведь знаю же, что так надо, а ведь всё равно не выдавливается. Если б знала – последнюю луковицу бы приберегла!..»

Белая кружевная финтифлюшка, в которую было принято прочищать нос в знатном обществе, не вызвала приступа энтузиазма – другое дело собственный засаленный рукав – однако Моарамнисэль усердно попыталась запачкать её, чем могла.
– Бдагодадю вас, – сказала она гнусавя, протягивая использованную претензию на носовой платок обратно владельцу. – Пойдёмте.

---> Апартаменты Амнуэворы Карпертернис

Отредактировано Мора (01.11.2011 13:05)

0

9

– Нет, не стоит. Оставь себе, – брезгливо поморщился ДжорПиКай. «Грязный платок? Драгоценная моя, и на что он мне может сдаться? Даже если это твои сопли... Они у тебя что, из золота сделаны?..»
Хотя нужно признать, что девица выросла в его глазах на несколько пунктов за последнюю пару минут. С того самого момента, когда ДжорПиКай заметил алчный блеск, на мгновение промелькнувший в глазах Моарамнисэль непосредственно перед тем, как она опустила голову. «Вот те на!.. Мора!.. Да мы с тобой, оказывается, мухи-падальщицы одного полёта!.. А бедняжка Амнуэвора ещё переживала, что у девочки нет деловой хватки! А Моарамнисэль-то вся в мамочку пошла: готова лезть напролом по трупикам к своей цели, начиная с едва остывшего трупа собственной прародительницы... Только если я позволю ей себя обскакать!..»
Хитрая и жадная, такой дочь покойной клиентки нравилась ему ещё больше, чем смущённое лепечущее дитя, коим плутоватая, но недалёкая девица пыталась предстать перед ДжорПиКаем несколько ранее. С такой было проще управляться, легче было заставить её плясать под свою дудку, задевая за чувствительные струны в ее душе. Её движущие мотивы были ближе и понятнее ДжорПиКаю, поэтому ему было проще относиться к ней снисходительно. Если только дело не касалось вещей первой важности, до которых они с Моарамнисэль пока не дошли. Не на этом этапе...
– Нам туда, – коротко сказал он, кладя руку ей на плечо и показывая свободной рукой направление вверх по лестнице. – Ты, наверное, и сама помнишь. Идём.
«Не будем терять времени, Мора...»

---> Апартаменты Амнуэворы Карпертернис

0


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » Чертог-под-Холмом » Парадная лестница