Миранделла: Enchanted World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » #Унасса » Дом Эсмины


Дом Эсмины

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

Дом с пристройкой, окруженный высоким деревянным забором. Одна из досок забора немного отходит.

0

2

Улицы города <---

Когда до Сэмюэля с небольшим опозданием – это он ожидал немножечко раньше – донёсся отчаянный крик «Стой! Держи вора!», уличный мальчишка с нескрываемым ехидством подумал: «Ага, щас! Уже стою! И уже держу! Размечтался!..», – и ещё сильнее прибавил ходу. Перепрыгнуть через канаву и отодвинуть в сторону доску забора было делом лишь нескольких секунд, после чего Сэмми юркнул в образовавшуюся дыру и как можно быстрее заработал пятками. «Бегать по влажной земле – одно удовольствие: прохладная и не жжётся. Если бы она ещё так не пружинила под ногами...»
Поравнявшись со щелью, Сэмми резко метнулся вправо и бочком-бочком принялся пробираться между двумя каменными стенами. «Взрослый бы здесь наверняка застрял...» – подумал он с гордостью.

Отредактировано Сэмми (16.01.2012 11:20)

0

3

Улицы города <---

«Не успел!» Воришка отодвинул доску и скрылся по другую сторону забора. Али было бы сложновато протиснуться в такую дыру, зато возраст и рост давали юноше свои преимущества. Али крепко ухватился руками за доски сверху, подтянулся – и через несколько мгновений уже сидел верхом на заборе. К сожаленью, мальчишки уже и след простыл.
Какое-то мгновение Али колебался, не решаясь нарушить границы чужого сада, затем спрыгнул внутрь и широким, решительным шагом отправился вглубь.
«В случае чего, если кто спросит, объясню, что воришка похитил у меня кольцо и я преследую похитителя» – решил юноша сам для себя.

Отредактировано Али (15.01.2012 19:29)

0

4

Оказавшись в относительной безопасности, Сэмюэль наконец-таки смог изучить захваченную добычу. Денег, к его разочарованию, было не ахти. Сплошные медяки. «Даже на три дня не хватит!..» Сэмюэль почему-то полагал, что у человека с золотым кольцом и деньги должны быть соответствующие. Но просчитался. И – самое досадное! – оставалась ещё проблема: поверит ли ему шайка? В том смысле, что других денег у иноземного купца не было, и Сэмюэль ничего не утаил.
Воришка прикинул свои шансы выйти сухим из воды и только лишь горестно вздохнул. По всему выходило, что, если отдать кольцо подельникам, то, может, и поверят. Однако настырный купец, распрощавшись с медяками, во что бы то ни стало хотел вернуть себе хотя бы это кольцо. И Сэмюэль его понимал. «Красивое...» Возможно, на месте парня, купившего его для своей девушки...
Воришка медленно поднял колечко на уровень глаз, полюбовался блеском и решил, что, хоть и жаль, но будет скрываться в этом закутке до последнего. Своя рубашка ближе, а тумаки больнее, как когда-то учили его подельники.
– Эсмина! – раздался вдруг откуда-то сверху сварливый женский голос, резкий и пронзительный, крикливый и громкий, так что Сэмюэль даже вздрогнул в своём убежище. – Эй! Эсмина! Ты меня слышишь?.. Я, кажется, к тебе обращаюсь!..
– Да, маменька?.. – произнёс кто-то сонно, лениво и томно – как будто облака в пасмурный день.
– Ты что это, спишь?.. Вот нашла время, дурында стоеросовая!.. Не слышала?! Что у нас там в саду творится, забодай их корова норовистая!?..

0

5

Конечно же, это они стали причиною начавшегося переполоха. Заслышав голоса, Али только сильнее сжал зубы, решительно шагая по посыпанной мелкими камнями дорожке между деревьями. Взгляд парня цепко и безотрывно рыскал по сторонам: огненно-рыжая воришкина шевелюра непременно должна была рано или поздно мелькнуть где-то неподалеку. Али немного досадовал, что приходится доставлять хозяевам беспокойство, однако не чувствовал за собой никакой вины и требовалось что-либо более серьёзное, чтобы заставить его отступиться и повернуть назад.
Во всём был виноват этот мальчишка. Не укради он кольцо, Али бы и в голову не пришло, чтобы залезть в чужой сад.

Отредактировано Али (15.01.2012 21:27)

0

6

Сэмюэль начинал нервничать. Теперь его преследователь молчал и для воришки становилось затруднительным определить по голосу, насколько далек он находится. Может быть, зря он решился пересидеть в этом укрытии?
Распихнувши колечко и деньги по обеим щекам (со стороны лицо Сэмми теперь стало выглядеть так, как будто бы у него очень болят зубы), мальчишка в два приема стащил с себя рубашонку и, как собирался, обмотал себе голову, сделавши из лохмотьев некое подобие чалмы, которые он видел на приезжих купцах с юга.
«Теперь и меня солнце не напечёт» – насмешливо подумал мальчишка, медленно, по стеночке (а иначе не получалось – слишком уж узок здесь был промежуток между строениями) пробираясь к противоположному концу щели. При этом он не пренебрегал поглядывать то на один (задний, удаляющийся) конец её, то на другой – чтобы в случае чего успеть отпрянуть назад или, наоборот, задать дёру. От скопившейся пыли у Сэмюэля сильно свербило в носу, хотелось как следует прочихаться, однако пока что мальчишка терпел, как мог. Прочистить свой нос от пыли воришка мог только пальцем – чего он и сделал, засунув мизинец сначала в одну ноздрю, затем в другую, и хорошенько повертев им как следует. Сэмми обтёр руку о штаны и почесал голову. В том, что выберется, он был уверен только наполовину, но не сдаваться же из-за этого на середине пути.

0

7

Али смотрел во все глаза по сторонам, но мальчишки нигде не было видно и Али начал уже беспокоиться. Что, если он попусту теряет время? Если воришка с его кольцом убежал уже далеко, и Али сам остался с носом? И кольца ему не видать больше, словно собственных ушей... и что скажет его отец, когда Али придётся рассказать ему о случившемся?
«Вот и делай после этого добро людям...»
Али завернул за угол дома и оказался на террасе. К этой встрече он был не готов, потому что на террасе он был не один.
Там была девушка. На вид – сверстница Али или что-то около того. Темноволосая, в светлом домашнем халате. Вероятно, та самая Эсмина, на которую кричала то ли мать, то ли тётка.
Али изобразил лёгкий полупоклон. «Вежливость прежде всего...» – как учил Али его отец. Однако в настоящий момент Али было необходимо нечто другое, чем расположить к себе покупателя.
– Мир вашему дому и благоденствие, – произнёс он традиционное у купцов приветствие. – Скажите, вы не видели здесь мальчишку? С огненно-рыжими волосами, на вид около десяти-одиннадцати лет от роду. Я видел, как он залез в ваш сад, и подозреваю, что не с очень хорошими намерениями...

0

8

Эсмина была вялая ленивая девица двадцати двух лет от роду, склонная к полноте и равнодушная ко всему, что не касалось её собственных витальных интересов. Поэтому она никогда не спорила с маменькой. Так было проще. Она любила подольше поспать, дай ей волю – питалась одними бы только сладостями, не следила за собой, предоставляя заботу о своей внешности хлопотам своей маменьки, и единственное, что она умела делать по дому – это всячески отлынивать от работы по дому. Но замуж за прынца на белом скакуне хотела – как, впрочем, и всякая нормальная девушка её возраста, склада ума и положения в обществе – два последних не представляли из себя что-либо интересное.
Вот и сейчас она забыла причесаться, и образовавшемуся за время сна «гнезду» на её голове позавидовала бы любая ворона.
– Мальчишку? Нет, я бы не сказала бы... – лениво протянула она, потягиваясь подобно представителям кошачьего рода и отставляя в сторону миску с засахаренными финиками, с которой она не расставалась, даже несмотря на поручение маменьки. – Мне кажется, вы должны быть несколько старше...
Тем не менее, любопытство Эсмины уловило пару «ключевых» слов и уже пробудилось – словно кошка, учуявшая только что выкинутую хозяйкой протухшую рыбную голову.
– А с какими это «не очень хорошими намерениями»? Надеюсь, они «приличные»? – тон слов её подразумевал нечто совершенно обратное, в то время как чёрные глаза её оценивающе лениво скользили по телу и – особенно! – по одежде молодого человека. – Мне уже пора начинать кричать, или нужно подождать ещё немного для верности?..
Похоже было, что кричать Эсмине было просто лень, и она не очень старательно это скрывала.

0

9

Али сначала не понял, а причём тут должен быть его возраст, а когда понял... «Боги!!.. Что за воспитание получила эта девица?!..
Да она, наверно, больна и не соображает, о чем говорит?!..»
Неужели он и вправду сделал что-то такое, чтобы девушка могла это истолковать таким вот постыдным образом?!
Предположение о болезни подтверждал и, скажем так, мягко говоря, не совсем здоровый вид девушки, и Али решил, во-первых, несмотря ни на что, говорить с ней вежливо – возможно, это, всё-таки, и не её вина, а во-вторых, понятно, чтобы она и сама смогла уразуметь свою ошибку. Возможно, что когда-нибудь они ещё посмеются над случившимся недоразумением, а сейчас...
Али огляделся. Мальчишка должен был быть где-то поблизости. «Где-нибудь спрятался...» Убежать оттуда было нельзя: эта часть сада отлично просматривалась с террасы, а другая... он должен был бы пробежать обратно мимо Али. Али был уверен, что воришка мимо него обратно не пробегал. Он должен был бы где-нибудь затаиться, и рано или поздно попытаться прорваться мимо Али обратно к забору.
Одним словом, время у Али, чтобы поговорить, пока ещё было.
– Уважаемая ханум! – начал он самым приветливым и преисполненным уважения тоном, которым он только мог это произнести, учитывая, что сердце его отчаянно колотилось: воришка в любую минуту мог сообразить, что девушка его выдаст, что он загнан в угол (в качестве угла годилась и щель между пристройками) и что поимка его – это только вопрос времени... и уж тогда решится на отчаянные меры. Следовательно, и от Али также требовалась быстрота реакции, если он только не хочет навсегда распрощаться с кольцом. – Уважаемая ханум! О, поверьте, я вовсе не хотел вас напугать! Проходя по улице, воришка выхватил у меня из пальца золотое кольцо, а когда я погнался за ним, забежал в дырку в заборе через ваш сад... То есть, наоборот... – Али начинал чувствовать смущение. «Что за проклятое косноязычие!..» – Через дырку в заборе он забежал в ваш сад. У него мое колечко. Оно мне очень нужно. Для моей... девушки... Я хотел бы подарить его ей... И просить... просить... просить у её родителей её руки... и сердца... И поэтому вам вовсе не нужно с этой стороны опасаться меня... Ну... теперь-то... вы понимаете?..
Теперь Али был почти уверен в том, что девушка поймёт его положение, и теперь можно будет подробнее рассказать ей про мальчишку. На секунду он прикрыл глаза рукой и постарался как можно подробней представить себе все воришкины приметы. Он расскажет ей их, а потом они вместе с девушкой устроят обход вокруг пристроек и мальчишка наверняка попадётся им в руки.
«И тогда всё будет у меня хорошо... Обязательно хорошо...»

Отредактировано Али (22.01.2012 18:31)

0

10

Эсмина мало что поняла из объяснения юноши, смогла разобрать только, что он обращался к ней непривычно вежливо, словно к какой-то даме, но уж, конечно, не смогла пропустить мимо ушей такие слова, как: колечко (золотое!), просить руки – и уж одной этой информации было достаточно, чтобы заполнить пробелы в некоторых местах (и в её образовании) по своему усмотрению.
– О, да, да, конечно же, да! Я так рада, я просто счастлива! – с преувеличенным энтузиазмом воскликнула она, бросаясь на шею юноше и горячо лобзая его в губы жарким поцелуем (как это принято было писать в единственном романе, который она осилила). Медлить было нельзя: с минуты на минуту на пороге должна была появиться её мамаша...
...и она появилась даже моментом раньше, чем на это рассчитывала Эсмина.
– Эсмина! Что происходит?! – словно оглушающий рёв разъярённого рыкающего зверя, послышался сзади крикливый пронзительный голос её прародительницы.
Эсмина отпрянула от молодого человека и постаралась придать своему лицу как можно более наивное и невинное выражение и проклиная про себя написателя романа, который отчего-то забыл предупредить, что лобзание окажется таким мокрым.
«Ф-фу! Б-бяка!.. Словно лягу-ушка соплива-ая!..»
– Ах, мамочка! Этот молодой человек только что оказал нам честь просить моей руки, – быстро затараторила она, не давая молодому человеку сказать ни слова в свою защиту. – Он даже купил мне золотое кольцо, но только пока он нёс сюда, кольцо у него выхватил воришка, такой рыжий, который скрывается сейчас в нашем саду. Я правильно всё излагаю? – вопрос как будто был обращён к Али, однако по сути вопрос был исключительно риторический (а то молодой человек начнёт отрицать всё и поставит её, Эсмину, в неловкое положение). Поэтому, не дожидаясь ответа, она продолжила нахваливать незванного гостя, надеясь, что это-то он отрицать не будет, и потому ему неловко будет отрицать и всё остальное:
– Он сын купца, из приличной семьи, он сам мне рассказывал...
– Так как, вы говорите, зовут вашего отца, молодой человек? – всего одной фразой оборвала её словоизлияния мамаша.

0

11

Али был шокирован. Он совсем не хотел целоваться. Но когда ему удалось наконец-таки отпихаться от странной девушки, молодой человек пожалел о том, что делал это столь деликатно. (И зачем он вообще, спрашивается, подошел к ней настолько близко?)
– Я... э-э-э... Почти... – только и сумел он ответить, размышляя, где и когда дал повод девице вообразить, будто это кольцо предназначено для неё. Кажется, ему лучше было убраться, пока его совсем уж окончательно не «захомутали».
Последние остатки соображения подкинули Али идею соврать.
– Э-э-э... Ва... Вахиб... – успев произнести чужое имя, Али тут же начал думать, под каким предлогом ему возможно скорее выбраться из этой мышеловки. Из чужого сада и вообще с этой улицы. – Как я говорил, я уже нес кольцо. Очень красивое... Но его перехватил у меня рыжий мальчишка... – принялся вдохновенно врать Али. Точнее говоря – почти не врал. Но почему-то теперь уши стали вдруг гореть у него и ему было стыдно. И вообще, неловко было представать перед будущими тёщей и невестой таким размазнёй, пусть даже сватовство (о чём они пока не догадывались) было фиктивное. – По счастью, убегая, он забрался именно сюда... и сейчас скрывается, затаившись между этими пристройками. Я уверен, от нас троих он не убежит... Если, конечно, вы не решите не утруждать себя этим... – добавил он уже более тихим голосом.

0

12

А делишки у воришки тем временем становились всё хуже и хуже.
«Так-так-так...» – Сэмюэль слушал и поверить не мог своим ушам. В смысле, поверить в свою удачу. Давненько эта предательница не обходилась с ним так вероломно!
Нетрудно сообразить, что было бы дальше. Эх, и угораздило же его искать укрытия в саду семьи невесты обкраденного им женишка!.. «Какая несправедливость!..» Вот сейчас невестина мамаша поднимет шум-гам, сбегутся домочадцы – и Сэмми окажется в такой передряге, словно крыса, попавшая в мышеловку.
Медлить было опасно.
И Сэмюэль, потихонечку-полегонечку, стал пробираться к выходу из укрытия, при этом просто из кожи вон лезя, чтоб не издать ни одного звука. Чтобы не шоркнули под босой ногой камешки, не зашуршало стеной... но как же трудно ничего не задеть, если щель на самом деле такая узкая?!..

0

13

Эсминина маменька уперла руки в боки и подбоченилась.
– Вот, слышала, что тебе говорит твой молодой человек, лентяйка! Говорила ж я тебе: когда идёшь на рынок, то будь осторожнее, а не спи на ходу, тетеря сонная! Не дай бог это окажется тот самый рыжий... Эй, Сид! Габаль! Олухи! Где вы возитесь?..
Из-за дома с палками в руках появились два таких мордоворота, что стало ясно, что воришке явно не поздоровится, попадись он к ним в руки. На садовников они вовсе не походили – скорее уж, на охранников, если на то пошло.
Сид (а может быть, Габаль – оба громилы были смуглые, черноусые и черноволосые, так что по ним не скажешь, кто есть кто) вопросительно взглянул на хозяйку.
– В нашем саду – воришка! Я требую, чтобы вы поймали его! – резко приказала хозяйка и сама, подхватив за собой за руку Али, пошла во главе импровизированного боевого мини-подразделения. Сид и Габаль подобрали свои дубинки и потянулись следом. – Этот молодой человек расскажет вам, как он выглядит.

0

14

«Угораздило влипнуть!» Эдак сколько ж людей, оказывается, имеют на него зуб.
Душа у Сэмюэля с душераздирающим хлюпом ухнула вниз и теперь обреталась где-то в области пяток. В животе у воришки похолодело, на лбу выступил липкий холодный пот. Задрожали поджилки.
Сэмми выскочил из щели и с быстротой зайца рванулся к спасительному забору, мысленно давая себе клятву, что если выберется живым из этого сада, то вообще позабыть сюда дорогу. И даже больше не заниматься своим промыслом. Хотя бы несколько дней. Пока всё не уляжется и не позабудется. Босые ноги мелкой и частой дробью зашлёпали по земле, лёгкие работали как кузнечные мехи, а сердце билось так, словно было готово вырваться из груди и само помчаться к забору.
Мысли у Сэмми замерли, он только и мог, что думать и молиться о том, что, не допусти Единый, что прилагаемых им усилий по бегу окажется недостаточно и чужая мозолистая рука вдруг грубо ухватит его за плечо.
Мордоворотов-охранников он, конечно, не успел рассмотреть, но представлял их не иначе как самыми жуткими красками.

0

15

– Конечно, я расскажу... – Али чувствовал, что сейчас неподходящее время, чтобы спорить. И вообще, разве не этого он добивался?..
Какое-то, возможно, восьмое или девятое чувство подсказывало, что, вероятно, не совсем этого, однако голос его был настолько слаб, что его без труда заглушили остальные ощущения. И не в последнюю очередь желание не сердить крикливую хозяйку дома и её мордоворотов-громил.
Мальчишка выскочил из щели как молния и понёсся от них напрямик к забору. В первую секунду Али опешил от неожиданности, затем закричал «Держите его!» и бросился следом.

0

16

Как только спугнутый воришка пролетел меж них, словно пущенная из лука стрела, Габаль и Сид развернулись, чтобы броситься за ним в погоню, но столкнулись бицепсами (не вполне успешно, как видится, заменявшими им мозги) и палками, а затем...
– Идиоты... – прошипела хозяйка, не отставая от молодого человека, словно тень, словно кошмар, словно клещ крепко уцепившись за его руку. Уж она-то и не думала спотыкаться.
На бегу они почти мешались друг другу, и именно это спасало пока воришку от незамедлительной поимки и последующей взбучки. Хозяйка вошла в раж, и видя, что всё меньше и меньше расстояния остается между скорым на руку мальцом и уже хорошо различимой дырою в заборе (там, где была отвёрнута доска), посыпала воришку и всех трёх своих помощников проклятиями и требовала от Али податься то влево, то вправо, но главное быстрее, быстрее, быстрее...
Оба мордоворота отставали от них на несколько шагов, и по их подбадривающим выкрикам было видно, что их только раззадорила задержка на старте.

0

17

Ну вот, наконец, и спасительная дырка в заборе. Сэмми юркнул в дыру, стараясь не особенно сетовать на судьбу за то, что его коллекция ссадин и заноз пополнится. Времени пошире отодвигать доску у него не было: как получилось, так получилось.
«А тут ещё и эта... крапива...»
Он даже не замедлился, когда понял, что уронил несколько медяков, когда продирался через дыру.
Сэмюэль не спешил пока кричать «Гоп!», что спасся. Неясно как хозяйка, но обкраденный им молодой человек и два головореза вполне могли перелезть через забор, а это значило, что Сэмми, забравшись в сад, в итоге ничего не выгадал, разве только что преследователей у него прибавилось.
Однако больше всех его пугала хозяйка.
Может быть, следовало попробовать другую тактику и постараться разжалобить преследователей?..

---> Улицы города

Отредактировано Сэмми (14.02.2012 18:16)

0

18

Али раздирало противоречивыми чувствами. Чего он хотел? На этот вопрос молодой человек был готов ответить вполне уверенно: вернуть кольцо и поскорее выбраться из этого сада. С этой точки зрения, пока все шло хорошо.
Ну хорошо, поставим вопрос так: тогда чего же он не хотел? В этом месте, в этом моменте тоже сомнений не возникало. Али определенно не хотел женихаться с совершенно посторонней ему ленивой и неопрятной девицей, в особенности, если в будущем она обещала стать такой же, как и её мамаша. Сейчас же, глядя на то, как развивалась погоня, он вдруг понял, что не хочет, чтобы воришку – так он ж ведь ещё ребенок! – избили за совершённые им кражи. Правда, пока не до такой степени, чтобы мешать погоне... и уж, скажем прямо, положа руку на сердце, не до такой степени, чтобы мешать погоне в открытую.
И не в последнюю очередь молодой человек опасался, что двое громил могут отколошматить и его самого. Не то, чтобы он опасался драки. Только если она была оправдана. Разве это не он мечтал стать героем, ещё с того момента, когда в первый раз вместе с отцом отправился с караваном?
Только вот в ситуации, в которую его угораздило вляпаться, ничего геройского не было. Побитый соблазнитель. Причем с дурным вкусом. И вступившиеся за честь девушки головорезы...
...и поэтому Али нисколько не сомневался, когда вслед за воришкой ринулся через забор. Подпрыгнуть, перемахнуть на ту сторону, и... ищи ветра в поле, он птица вольная...

0

19

Рамона Магваль коротко, яростно и энергично выругалась напоследок, плюнула через забор в спину убегающему воришке (плевок, естественно, также остался на досках по эту сторону от забора) и крепко ухватила новообретённого зятя позади за одежду.
– Сынок, – ласково (по крайней мере, она считала, что ласково) пробасила она. На самом же деле ласковые интонации в её голосе казались настолько же неуместными, словно ласковая улыбка ухмыляющегося василиска. – Что упало, то пропало. Ещё заработаешь. Пойдём-ка лучше в дом, чаёк с халвой-щербетами пить, о своей семье-житье-бытье рассказывать. Поди, умаялся-то, набегавшись по жаре?
Другая ручища новоявленной «второй матери», словно невзначай, навалилась молодому человеку на плечо и – пока ещё относительно мягко, но настойчиво – потянула его по направлению к дому.

0

20

«Ч-чайку попить?..»
Али раньше плохо понимал, когда говорилось в сказках, что будто от огорчений или других каких-нибудь трудных жизненных обстоятельств у сказочного героя кусок в горло не лезет, а мысли о сладком вызывают лишь ощущение горечи. Теперь же, когда молодой человек попался, словно кур в ощип, он в полной мере ощутил всю справедливость этого выражения.
– Ну что вы?.. Не стоит беспокоиться!.. – вяло запротестовал он, не решаясь на более энергичное сопротивление. Присутствие мордоворотов-охранников, что также воспользовались словами хозяйки, ленясь гоняться по жаре за такой мелкой дичью, какой был мелкий воришка, удерживало Али от более энергичных возражений.
Он все еще не терял надежды выпутаться из положения.

0

21

– Пойдём, сынку! Мамо лучше знает! – все с тою же грубой и бесцеремонной ласковостью продолжала тащить его к дому Рамона. – Ты же как сынку мне теперь, да сынку?
Громилы шли следом. Если кто-то из этих мордоворотов и завидовал свалившемуся на Али счастью, они настолько великолепно не подавал вида, что со стороны можно было подумать, будто у них обоих от этого болели зубы. От этого счастья. И что они были безумно рады поделиться этим счастьем со своим ближним. То есть, с Али. Они лишь осклабились, когда хозяйская дочка попыталась приблизиться к жениху, но её маменька ловко встряла меж молодыми и растолкала их в стороны.
– Иди и поставь чай, дурёха! – зашипела она на дочь, затем вновь приторно улыбнулась потенциальному зятю. – Сейчас всё бу-удет.

0

22

Как чувствует себя ягненок, случайно оказавшийся в логове дракона? И даже то обстоятельство, что дракон собирается его кормить, а не есть, не сильно успокаивало Али. Насколько он знал, за откормкой всегда следует стрижка. «Э-эх!.. Не повезло тебе, парень...» – он как будто слышал слова отца. Пожалуй, нет: отец раскритиковал бы его ещё сильнее.
Около крыльца он споткнулся. Хозяйка ещё крепче подхватила его под руку и, просеменивши вверх по мелким частым ступенькам, повела-потащила за собой по прохладному коридору, чистому, но неуютному, настолько стремились там избавляться от вещей и прочего ненужного мусора. Голые стены – просто взгляду не за что зацепиться.
Гостиная оказалась уютнее. Снявши обувь и опустившись на толстый тёплый тёмно-зелёный ковер, Али тяжело вздохнул, предчувствуя, что пытки только что начинаются. Быстро взяв с невысокого столика какую-то общербленную пиалку, он заслонился ей, как щитом, собираясь изображать вид, что пьёт, стоит только хозяйке задать какой-нибудь слишком уж неудобный вопрос.
Пока что это не действовало: пиалка была пустой.

0

23

Эсмина принесла чайник и – по собственной инициативе – блюдо со сладостями, которые она, никому не предлагая, тут же стала медленно поедать, не сводя с Али влюбленного взгляда. Словно кошка на сметану. После короткого окрика маменьки она всё же передвинула блюдо так, чтобы с него было удобно брать всем, но ковырялась в нём пальцами, как в своём собственном. Несколько раз мамуля шлёпала её по рукам, однако у хозяйки дома и главы семьи имелось дело много интереснее, чем неусыпное внимание к своей дочери. Она разливала чай и обихаживала-расспрашивала будущего зятя.
– Вам с им или без? – спросила Рамона, поставив три наполненные жёлто-коричневым дымящимся раствором пиалы на низенький столик. Пиалку Али она, естественно, для такого торжественного мероприятия забраковала, отобрала и отложила в сторону, к небрежно сваленной в углу «посуде для бедных». Выбранные ею пиалы были заметно белее, а по бокам на них были намалёваны аляповатые красноватые цветочки. По-видимому, розы. Заметно стилизованные, упрощённые и приукрашенные розы, чья извечная и непревзойдённая живая красота была значительно обесценена мастерством нарисовавшего их художника. Точнее сказать, отсутствием мастерства. Впрочем, хозяйка обращалась с выставляемой ей посудой, словно с шедевром гончарного искусства, Так что розам на самом деле было вовсе не из-за чего обижаться. Впрочем, как знать.
– С молоком или без, я вас спрашиваю? Да не смущайтесь так, молодой человек. Вы в семье...
...и я просто горю желанием поближе познакомиться с породившими вас родителями. Как, вы говорите, их звать?
– после долгой паузы продолжила свою фразу Рамона Магваль, прожевавши большой кусок чего-то светло-коричневого и липкого, похожего на залежавшуюся нугу. Эсмина проводила кусок взглядом профессионального голодающего нищего – не смотря на то, что на тарелке оставалось ещё много чего такого же вкусного. Возможно, что даже не столь сомнительного: один шайтан это ведает, пока не попробуешь.

0

24

«С чем это «им»?» – удивился Али в первую минуту. «А, с молоком...»
Молодой человек огляделся по сторонам. К его удивлению, поблизости не встречалось ни одного предмета, хотя бы отдаленно похожего на молочник (или хотя бы корову). Али подумал, что хозяйка спрашивает из вежливости, и, также из вежливости, отказался.
Когда был задан вопрос о его родителях, Али как раз отхлёбывал горячий чай. Чай оказался слишком горячим. Али закашлялся и едва не опрокинул на себя пиалу. Молодого человека выручила только его ловкость.
– М-м-м... П-п-пл-ло... Пл-лос-тыты... Еп-пф-фва ни об-пшох сыбфь-фе й-йя-а-зых-х... – с горем пополам промычал Али. На самом деле язык жгло так, как будто он лизнул целую горсть жгучего молотого перца, что караванщики доставляли из жарких стран, и был один такой «полизок» на вес золота. Если бы не боль, Али бы порадовался, что у него имеется уважительная причина тянуть с ответом. Единственное, что он выиграл – это несколько минут на размышления, да и то большая часть из этих минут была потрачена на борьбу с своими физиологическими реакциями.
Али перестал кашлять и давиться своими собственными слезами (что побудило его вспомнить о резке лука) не раньше того момента, как только в памяти молодого человека всплыло то имя, которое он назвал хозяйке дома ранее.
– В-вахиб, – повторил молодой человек. Если уж врать, то врать до последнего. Он с опаской посмотрел на пиалу, подул на неё и отставил в сторону, так и не решившись на вторую попытку. Надо было чем-то занять свой рот, чтобы потом не было мучительно стыдно за свою фантазию. Или её отсутствие. – О, у вас мои самые любимые сладости. Я уже несколько месяцев их не пробовал. Можно?
Он, не глядя, захватил с блюда в горстку что-то очень белое и воздушное, что могло бы сойти за... оправдать внезапно появившуюся тягу к сладостям.

Отредактировано Али (06.02.2012 20:23)

0

25

Зятёк оказался слишком хлипким – ишь, видите ли, даже кипяток пить не может. «Ну что за мужчина?» Он даже на самый обыкновенный, лишь чуточку присыпанный сахарной пудрой воздушный рис накинулся так, как будто бы это была пища богов.
«Тебя, пожалуй, легко будет прокормить...» – подумала Рамона Магваль. «Ишь ты, непривередливый какой выискался!..» Зятёк провалился в её глазах на несколько пунктов. «Таким легко будет помыкать.»
– А мать? – не отступала она от своей линии. – Тебе, наверное, нравилось, как она готовила? Скажи мне, каким было твоё самое любимое блюдо?
Задушевный тон удавался ей плохо, обычно она им не пользовалась. Но для такого непритязательного слушателя годился и он. Пожалуй, единственное, что не устраивало Рамону в будущем зяте – это что тот казался слишком простым. Мог позволить себе купить золотое кольцо – однако допустил, чтобы его украли. Сразу видно, растяпа и ротозей: такой в два счёта всё достояние семьи на ветер пустит – и даже не поймёт, как это случится. И еду предпочитает самую простую, вон на её глазах схватился за миску для прислуги, не поискал для себя что-нибудь приличное. «Может быть, он и не богат вовсе?... А только кажется?..
Чёрт, как бы вывести его на разговор о благосостоянии родителей?..»

А уж потом-то, породнившись, Рамона Магваль тогда и постарается... И молодые ей потом ещё спасибо скажут, за то что помогла сберечь семью от разорения...
И в жгучих чёрных очах хозяйки дома зажёгся алчный огонёк, какой обычно бывает у голодного волка, заметившего оставшееся без охраны стадо с неопытным пастушком. А пастушок на обед, овца на ужин, либо наоборот – кому какое дело до волчьих гастрономических пристрастий, если всё будет проделано так быстро, что никто не сможет вмешаться?
Рамону Магваль легко было сравнить с любой матёрой представительницей хищного рода.

0

26

Али принял интерес хозяйки за чистую монету. Его даже смутило такое неподдельное внимание. Али даже начал стыдиться того, что он уже сделал и что только собирался сделать. «Эта женщина относится к тебе со всей душой, предлагает всё самое лучшее, чтобы ты чувствовал себя как дома, а ты собираешься удрать от них в первую же подходящую минуту...»
– О, ну что вы, не стоит беспокоиться... – покраснев, пробормотал он смущенно. – Я всё ем. Бывало, помогая отцу, так умаешься, что даже самая простая лепёшка покажется слаще халвы и мёда...
Ничего такого на блюде со сладостями, разумеется, не было. Или уже не было. Али подумал, что допустил неловкость, намекая хозяйке на скудость угощения, смутился и замолчал, опустил взгляд на свои руки и, не зная, куда деть их, принялся машинально теребить бахрому у скатерти.

0

27

Рамона задумалась. Действительно ли будущий зятёк напробовался и тем, и этим, чтобы иметь возможность всё сравнивать? Либо он говорит так просто для красного словца – мол, мёд мне не по карману, но я треплю о нём языком, когда ем лепёшку, и во рту так же сладко, так зачем переплачивать, если до ветру ходить одним и тем же придётся?
Такого матёрая хищница прибрала бы себе к рукам в качестве работника, но не зятя. Зачем ей сдался ещё один нахлебник? Тут бы от дочери выгодно избавиться, а не садить к себе на шею ещё одного такого же приживальца. И да, не принесла бы дочь в подоле ещё и третьего.
– А чем ты занимаешься? – нахмурившись, сдвинув брови (как ни старалась Рамона внешне казаться невозмутимой, но на её внешности «женщины за сорок пять» начинали сказываться уже задние мысли), затребовала она отчёт у потенциального будущего родственника. – Расплетаешь скатерти обратно на нитки? – Сколько? Ну сколько ж она заплатила на базаре за эту скатерть? – закипала Рамона. – Этим много зарабатывают? Вот уж не слышала!..
Вслед за этим полупустая пиала хозяйки с громким стуком дрезнулась обратно на столик, предвещая этим звуком дальнейшие осадки, бури и громы.
Если б только молодой человек имел хоть какое представление о том, какие грозы, бывало, разряжаются в этом доме – он бы сию секунду бежал отсюда со всех ног, подобно рыжему уличному воришке, и радовался, в первую очередь, не тому, что оставался, скажем так, «почти при своих», а тому, что остался целым.

0

28

Али понял, что делает что-то не так. Он не был не слепой, не глухой, и мог чувствовать, когда на него сердятся. Пойманные с поличным пальцы перестали теребить уголок скатерти. «Уф-ф!.. Чуть было не испортил хорошую вещь...»
Али принужденно улыбнулся и поспешил обратить всё в шутку.
– Нет, конечно, – сказал он миролюбиво. – Просто во время походов, бывало, целый день приходится проводить в седле на верблюде... а бахрома у скатерти очень похожа на шерсть моего Сахарка. Я забылся...
Лицо молодого человека выражало искреннее и глубокое раскаяние, которое тот испытывал.

0

29

«Похожа на шерсть?.. «Сахарок»?.. Точно, белый верблюд!..» – Рамона Магваль снова возвратилась к благодушному взгляду на мир и на существование в нём своего ближнего. Верблюды белой масти стоили недёшево – целое состояние. Тот, кто мог позволить себе владеть им, считался более чем зажиточным человеком.
– Ах, сынку! Я ведь тоже очень-очень-очень люблю животных!.. – произнесла она с сильно преувеличенным воодушевлением в голосе. – Да, кстати, не хочешь ли ты попробовать виноградного варенья? Можешь не опасаться, это не та кислятина, что обычно продается на базаре. Я сама его сварила, своими руками. Для нас с дочкой. – И тут же, не дожидаясь ответа снова ставшего драгоценным гостя, скомандовала: – Эсмина, сходи в погреб и принеси для нас баночку. Я думаю, можно открыть в честь нашего дорогого и любимого гостя, он тоже должен полакомиться вареньем. Ведь мы же уже почти родственники, правда?
Эсмина встала и, передвигаясь безучастно и безэмоционально, как дневное привидение, вышла из комнаты. Возможно было, что она просто спит на ходу.

0

30

– Спасибо! Ваше варенье должно быть необычайно вкусно, – вежливо заметил Али и опустил лицо к пиалушке. Он старался не подавать виду, насколько встревожило его «мы уже почти родственники». Чай остыл и теперь его стало можно пить, не рискуя обжечь себе язык и глотку.
Вскоре воротилась Эсмина, торжественно неся перед собой полную до краев большую-пребольшую пиалку варенья. Её мать жестом приказала Али не стесняться и не церемониться с нею. Он так и сделал: зачерпнул себе чайной ложкой варенья и удивился – даже на базаре туда клали побольше ягод. Помимо того, сам сироп показался жидким и каким-то подозрительно приторным, как будто бы из этой банки уже брали варенье, а затем, чтоб скрыть нехватку, долили водой и насыпали сахару. Али разбирался в таких вещах – не зря же отец учил его проверять качество товара.
– Не правда ли, очень вкусно? – спросил он у предполагаемой невесты, отметив что на варенье та пока не спешила набрасываться. Али очень интересовало, что она ответит на это.

Отредактировано Али (11.02.2012 12:22)

0


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » #Унасса » Дом Эсмины