Миранделла: Enchanted World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » #Унасса » Заброшенный дом


Заброшенный дом

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Дом, где раньше по пьяному делу зарезали кожевника.

0

2

Сарай <---

В вечерних сумерках дом, где когда-то было совершено преступление, смотрелся темно и мрачно. Сэмми думал, что это всё для него – для малолетнего воришки, который будет играть по-крупному. Это для него были выбраны такие декорации. Воришка был в полном восторге, хотя старался не показывать этого – из опасения, что его могут засмеять большие ребята.
«Кстати, где они?..»
Сэмми покрутил кудлатой головой, высматривая долговязого и коренастого. Имён их он не помнил: как-то не запоминал, да и зачем они? Как говорится, меньше знаешь – крепче спишь и дольше живёшь. А Сэмми хотел жить долго, сытно, весело и счастливо.
Воришка проскользнул в сад через дырку в заборе. Тот забор был не чета прочим: рассохший, покосившийся – кто хочет иди и пролазь без труда. Сад был тоже заросший сухой высокой травой, бурьяном да суховеем. Местами трава была вытоптана, из-за чего Сэмми решил, что дом этот уже давно используется большими ребятами в качестве места сборища. Он решил заглянуть за дом, потому что воришке вспомнилось, что место сборища должно находиться за домом, чтобы его не было видно с дороги. Никого не встретил, но нашёл незапертую заднюю дверь, легонько толкнул её и протиснулся сквозь образовавшуюся щель в тёмные сени.

0

3

Здесь было ещё темнее, чем на улице. Сэмми немного постоял, давая глазам привыкнуть в темноте, затем осторожно двинулся вдоль стенки. Нога его вскоре о что-то споткнулась (или на что-то наткнулась) – мальчишка тут же присел, проворно ощупал это что-то руками и понял: тут была лестница. Простая деревянная лестница с широкими ступенями, ведущая наверх, на второй этаж. Сэмми на ощупь поднялся наверх, замечая, что с подъёмом становится немножко светлее. Большие мальчишки уже были там. Между ними на полу стояла масляная лампа, огороженная натянутым покрывалом (чтобы не был заметен свет), тускло чадящая и пахнущая горелым жиром – точь-в-точь как те «требушки».
– Я пришёл... – очень тихо, слабым голосом произнёс Сэмми (почему-то вдруг его охватила робость). – Один. Без хвоста...

0

4

– А почему не пошёл, как было велено, огородами? – долговязый был сегодня не в духе и, конечно же, нашёл повод к чему-нибудь прицепиться. Коренастый в разговоре не участвовал – наблюдал за окрестностями. Кроме них, в помещении находился взрослый субъект – его кривые усы, зализанные назад волосы и беспокойно бегающие глазки также не внушали доверия. Он был похож на хорька. Очень вонючего хорька, как это было заметно по его одежде. Несмотря на несомненный пиетет, с которым к нему относились большие мальчишки, видно было, что он не самый главный человек в воровской иерархии.
– Отставь, Гвоздик, – лениво проговорил «Хорёк». У него была странная манера произносить слова, как будто выплёвывая их в собеседника. Темп речи то ускорялся, то замедлялся, из-за чего требовалось специально напрягать внимание, чтобы не упустить суть разговора.
«Хорёк» подошёл к Сэмми и положил руки ему на плечи. Нет, это было не дружеским жестом – скорее, бесцеремонностью барышника на конской ярмарке.
– Ты прав, Толстый! – «Хорёк» наградил кличкой также и коренастого. – Этот малёк действительно сможет пролезть через трубу. Если не струсит. Ты ведь не струсишь, так Сэмми? – столь резкая манера в обращении, от пренебрежительной к угрожающе-вкрадчивой, подкреплялась и рукой, как бы невзначай начавшей поигрывать кинжалом. – Конечно, не струсишь, потому что если ты сейчас повернёшь назад и откажешься... Рассказать, как я обычно поступаю с ненужными свидетелями?..
– Не вздумай идти на попятный, Сэмми, – сказал долговязый. – Если ты выполнишь то, что тебе говорят, получишь деньжат побольше. Сможешь хоть каждый день покупать у торговки свои «требушки»...
– Ещё и на леденцы останется... – поддержал его коренастый.

0

5

– А там собаки были. Ещё опасней, что засекут, – успел вставить Сэмми в своё оправдание. Появление взрослого смутило мальчишку, предложение залезть в трубу напугало – хотя и заинтересовало: «О которой трубе он говорит?» – а предположение о трусости задело гордостью мальчишки. И деньжата б не помешали. Сэмюэля даже не смутило, что труба, по которой ему придётся спускаться, будет покрыта сажей – «Главное – это чтобы огонь не вспыхнул, когда я буду внутри».
Сэмюэль был уверен, что он не дурак, чтобы спускаться по трубе, когда в помещении кто-то находится. Прикинувши риск, он задал только один вопрос, который задавали в таких случаях (по его мнению) все нормальные деловые взрослые люди.
– Сколько заплатите? – деловито спросил мальчишка, оценивающе разглядывая обоих парней и одного взрослого.

0

6

Парни переглянулись, откровенно удивлённые столь деловым подходом, какой они не ожидали встретить у малолетнего воришки. «Хорёк» лишь на мгновение сузил глаза – затем одобрительно осклабился и торжествующе посмотрел на парней: мол, смотрите и учитесь, щенки, как нужно работать.
– Сотню, – отрывисто сказал он, затем, выждав необходимую паузу, чтобы мальчишка поскорее подсел на крючок: – Поначалу. Если сработаемся, будут ещё другие дела... – «Хорёк» захехекал противным жиденьким, булькающим смехом, – и другие тела... – прохехекав какое-то время, смех оборвался – внезапно, как будто бы кто-то погасил свечу. – А почему ты не спрашиваешь, в чём будет состоять твоя работа?
В этот момент долговязый и коренастый, вспомнив о том, что подручным, вообще-то, положено смеяться над шутками главаря, громко и противно подобострастно загоготали, подумавши, что тот шутит.

0

7

У воришки от удивления сам собою раскрылся рот и выпучились глаза.
– Сотню золотых? – в растерянности переспросил он, лихорадочно соображая, что же это нужно украсть там, такое ценное. И как велика будет охрана. – А в самом деле, чё мне там нужно будет украсть? – Был ещё один вопрос, который беспокоил маленького воришку больше всего, потому что касался непосредственно его собственной шкуры. – И отчего вы уверены, что никто не зажигёт там внизу огонь, пока я буду туда шпускаться по этой там вашей трубе?

Отредактировано Сэмми (23.04.2012 17:18)

0

8

– Ну не медных же, – пренебрежительно громко загоготал «Хорёк», как будто мальчишка сказанул ему какую-то глупость. – Нет, не золотых. будь у меня золотые, я бы смог нанять кого-нибудь более опытного, чем ты. Сто серебряников. Пятьдесят до выполнения задания, пятьдесят после. Торг нежелателен и неуместен. Устраивает? – последний вопрос явно был риторический. Даже более чем риторический.
«Хорёк» походил по комнате и остановился перед мальчонкой, подбоченившись и поперекачиваясь с носков на пятки и обратно. Взад-вперёд, взад-вперёд...
– Есть у меня один друг – сколько лет, сколько зим было прожито, сколько дел попеределано вместе... Сейчас он томится в городской тюрьме. Я хочу устроить ему побег. Твоя часть задания – проникнуть в здание по вентиляционной трубе... не волнуйся, проведена она была очень давно, о ней, должно быть, уже все почти позабыли. Взрослый заключённый в эту трубу не пролезет, так что в этом нет ничего удивительного. Ты проберёшься в тюрьму через трубу и вырубишь стражу. Подсыпешь им в вино снотворное – и все дела! Затем украдёшь ключи, откроешь камеру... Я дам тебе верёвку, чтобы вы без помех смогли спуститься из окна. Мы будем ждать вас возле забора. Тебе всё понятно, малыш?

0

9

Сэмми постарался не подавать виду – но мальчишка, раскатавший уже губу на невероятно огромную (по его меркам) сумму в сто золотых, изрядно огорчился, когда до него дошло, что его вознаграждение будет в десять раз меньше. «Даже не в десять. В двенадцать! Восемь с третью золотых серебряными монетами!..»
«Зато хоть не лезть в трубу... э-э, то есть, в очаг. Хотя тоже опасно. И подозрительно как-то...» – подумал мальчишка. Задание выглядело слишком лёгким, чтобы верить в такое везение. И рисковать, как понял Сэмюэль, приходилось ему одному. «Не приукрашивает ли чего-то Его Хорькоподобие?..»
– А чё мне делать, если эта ваша стража вдруг увидит меня? – спросил Сэмми у нанимателя. – Попадусь, как кур в ощип... даже не успев подшыпать им это ваше... шнотворное... Или вдруг я наткнусь на кого-то, кому не дошталось, он заметит меня и поднимит тревогу? Или вдруг мы не сможём выйти – снаруши охрана-то трежвая будит. Как огуршики.

Отредактировано Сэмми (23.04.2012 17:25)

0

10

– Тю!.. – презрительно сморщил нос «Хорёк», дабы продемонстрировать своё пренебрежение к сопляку. Ох, некстати вздумал мальчишка праздновать труса! Очень некстати. – Я-то думал, что ты у нас бывалый воришка – а ты разнюнился, словно девчонка. Не ссы в штаны – всё равно сушить их придётся. Полезешь вечером, чтобы сам побег пришёлся на ночь, и будешь прятаться, пока не убедишься, что никого рядом нет. И запомни – деньги даром не достаются. Придётся потерпеть, пока не выдастся удобного случая...
Долговязый и коренастый согласно кивали, явно радуясь про себя, что ругают не их, а кого-то другого.

0

11

Сэмюэль был очень сильно задет такими несправедливыми придирками – и больше всего тем, что получил выволочку перед большими ребятами. Он хорошо понимал, что значит терпеть, готов был к этому и не возражал. Он даже знал, что значит спрятаться, терпеть и ждать на голодный желудок, в то время как хозяйка, в монетницу которой он собрался залезть, готовит что-то вкусное, так что слюнки только от одного лишь запаха выделяются на языке. А потом – что самое противное – приходится очень долго ждать, сгорая от зависти к тем, у кого есть что жрать, пока везучее семейство, у которого имеется такая хорошая хозяйка, не насытится и не разойдётся по своим делам либо на боковую, и гадать, останутся ли ему хотя бы объедки.
Нелегка жизнь воришки.
И по причине своей нелёгкой жизни Сэмми рос умным мальчиком и понимал, что надеяться ему придётся только на себя. Вот сейчас «Хорёк» думает, что пристыдил его, и потому мальчишка, опасаясь снова оказаться поднятым на смех, откажется от мысли впредь интересоваться осторожностью и продуманностью «хорёчьего» плана. Однако свою свободу и безопасность собственной шкуры Сэмми ценил намного больше нескольких минут позора.
Мальчишка не стал спорить – ничего не добьётся и в конце концов выйдет себе дороже. Вместо этого он примирительно сказал:
– Хорошо. Я всё понял. А где нашинается эта труба? Туда можно подобратьшя нежаметно... беш лишнего шума. А по шамой трубе мошно будет прополшти беш-шумно? Или она иж шележа шделанная?

0

12

– Как только будет нужно – увидишь! – пренебрежительно отозвался «Хорёк». – Мне вовсе ни к чему чтоб ты, едва найдя её местоположение, тут же принялся чесать о том языком перед стражниками. Меня они не найдут, даже если ты приведёшь их прямо сюда, к этому дому. А вот тебе действительно может не поздороваться.
– Я надеюсь, вы дружите между собой? Хорошие мальчишки! – неожиданно сменив тон, что могло показаться кому-то зловещим, просюсюкал он с какой-то фальшивой умильностью. – Мальчишеская товарищеская дружба – это всё. Ради неё я и стараюсь освободить своего друга. Вы всё поняли?!!.. – и снова, в очередной раз неожиданно сменив тон, спросил он резко. Долговязый и коренастый с какой-то бездумной готовностью закивали, хотя вопрос предназначался, по-видимому, не для них.

0


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » #Унасса » Заброшенный дом