Миранделла: Enchanted World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » Южные горы » Развалины


Развалины

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Верхний свод обрушился и солнечный свет льется на тоннели и пещеры подземного мира, никогда не знавшие его ранее. По обрывистым, осыпающимся склонам можно спуститься вниз, чтобы подробнее рассмотреть то, что там находится. Кажется, раньше здесь была битва. несколько истлевших скелетов в рассыпающихся от света, утративших свои магические свойства доспехах дроу выглядят застигнутыми врасплох во время битвы с какими-то зверолюдоподобными существами, пользующимися бронзовыми кривыми серпами в качестве оружия. В дальнем конце руин темнеет узкий пролом, уводящий куда-то вглубь.

0

2

Стоя на песчаном склоне, Виз'зредд Виз’зрхард огляделся по сторонам и поморщился. Увиденное наводило на нехорошие мысли. Дети Тьмы славились как серьезные враги, а значит, те, кто смог сразиться с ними хотя бы вничью, тоже заслуживали внимания. И вне зависимости от того, кто вышел победителем, встретить их сейчас магу не хотелось. С другой стороны, руины не выглядели обитаемыми, и непохоже было, чтобы кто-то недавно посещал их. Впрочем, в следах он разбирался чуть лучше, чем никак, и предпочитал оставить это специалистам. На всякий случай, он задействовал магическое зрение и попытался обнаружить следы заклинаний. Какой-то неясный магический фон имелся, но определить, что его вызвало, колдун не смог. Впрочем, он подозревал, что своды пещеры обрушились не сами по себе и не в результате природного землетрясения: слишком сосредоточенным было воздействие, раскрошившее древний базальт.
Опираясь на посох, он сделал несколько осторожных шагов вниз, проверяя прочность почвы под ногами, и медленно спустился к развалинам. Затем подошел к одному из скелетов, судя по телосложению, принадлежавших драу, и постарался рассмотреть броню. Как можно было сделать доспех прочным и в то же время легким, не сковывающим движений? Было ли дело в мастерской работе, особых материалах, секретной зачаровке? Или, наверное, во всем сразу? Приглядевшись, он решил, что броня состояла из чешуек прочного металла, закрепленных на легкой, но прочной кожаной куртке, тем самым обеспечивая гибкость и прочность одновременно. Ему сразу стало интересно, как обеспечивалась беззвучность. Ведь при движении чешуйки должны были задевать друг за друга. Но, нагнувшись и всмотревшись пристальнее, он увидел, что чешуя лежала в несколько слоев, а между чешуйками одного слоя и между слоями виднелись остатки какого-то гибкого материала, чем-то похожего на старый пергамент. Заинтересовавшись увиденным, он присел и попытался потрогать броню руками, но увы, она расползалась и крошилась. Скрепляющая ее магия иссякла навсегда.
Затем он перешел к исследованию останков антропозооморфных монстров, коих, видимо, было больше, но они гораздо хуже сохранились. Бронзовое оружие наводило на мысли о примитивной металлургической культуре, добывающей металл выплавлением руды прямо в кострах. Не исключено, что ключевую роль в бою сыграло численное превосходство, а значит, и весьма агрессивный характер, заставляющий нападать на грозного противника.
Задумавшись, маг медленно прогуливался по руинам, не отходя, однако, от дороги наверх. Дальнейшие действия зависели от результатов разведки в примыкающих туннелях...

+1

3

Кристиан Перкс был далеко не самым образцовым проводником. О нет, для этого он был слишком ленив, небрежен и неуживчив, и общество нанимателей временами очень шибко тяготило его, а их капризы, не совсем вежливо переименованные Перксом в «выкрутасы» и «вычуры» в зависимости от риска, на который ему приходилось идти ради удовлетворения пожеланий клиентов, побуждали его вступать в пререкания с нанимателем, но ради пустяшной выгоды не сдёргивать свою тощую, но ленивую задницу с насиженного тёпленького местечка.
Его теперешний наниматель владел магией, а какой именно – это было не перксова ума дело. Если меньше лезешь в чужие дела – крепче спишь и живёшь дольше. Свою выгоду он соблюл: специально оговорил во время найма, что в его обязанности проводника не входит класть свое пузо на алтарь магова божества ради вызова какого бы то ни было могущественного демона, геройски погибнуть, идя со ржавой зубочисткою на дракона, а также целоваться с лягушками, в каких бы красавиц они потом не превращались, и вообще проделывать все те штуки, о которых пишут в сказках про волшебников и их подручных: Перкс прочёл таких книжек целых четыре штуки, так что мог считать себя экспертом по делам с волшебниками. Так что если высокоучёный господин маг замышляет у себя на уме что-нибудь такое, кроме того как подобрать и перепрятать найденные сокровища – пусть не вписывает Перкса в свои планы, ему и так хорошо живётся. И сражаться с другими волшебниками он тоже не подписывался. Каждому своё.
К сожалению, теперешняя разведка была работой именно Перкса, тут ему даже поспорить не пришлось. Впрочем, никто ведь не говорил, что ему нужно забираться в эти пещеры слишком глубоко.
– Этак даже лучше осмотреть все поблизости, чтобы никто потом не смог подобраться с тыла, – пробурчал он себе под нос, прежде чем нырнуть в пугающую темноту прохода. Нюх говорил полукровке о том, что внутри пока не ощущается никакой опасности, но всё-таки в Кристиане было больше от человека, а люди всегда боялись чего-то тёмного и неизвестного, чем бы оно ни было. Он постоял немного около входа, дыша затхлым и спёртым воздухом, давая своим глазам время привыкнуть к окружающей его темноте, тьме... полутьме... и затем решительно двинулся вперёд.
Около полутора сотен шагов спустя туннель завершился обвалом: большую часть его преграждала груда осыпавшихся камней, оставляя под самым сводом небольшое отверстие, через которое едва могла бы пролезть и кошка. Со спокойной душою Кристиан повернул назад, считая встречающиеся на его пути скелеты. Три или четыре... нет, точнее, три с половиной воина дроу уже не поддающейся определению половой принадлежности, и их противники, общим количеством около восьми, если только Кристиан не сбился со счету. Чувствуя себя неуютно, он поспешил как можно скорее выбраться наружу, задел ногой доспех дровского воина и таким образом привёл в движение (заставил выпасть) какой-то предмет, когда-то принадлежащий опасному воину, а ныне просто прокатившийся по полу.
Кристиана Перкса разобрало любопытство. Он достал меч (нечто среднее между коротким мечом и большим длинным кинжалом) и осторожно, словно только что убитую, однако всё ещё способную на единственный смертельный укус иссиня-чёрную королевскую змею, ткнул этот предмет его кончиком. Предмет глухо звякнул.
«Кошелёк», – догадался Перкс. Находка приободрила его: наконец-то в этом царстве мёртвых обнаружилось что-то такое, из-за чего стоило задержаться. Он подобрал коше... нет, матерчатый мешочек, в котором перекатывались какие-то гранёные камешки, и поспешил к ожидающему его магу.

Отредактировано Колесо Судьбы (29.01.2013 14:35)

0

4

Услышав за спиной шаги, Виз'зредд Виз’зрхард нервно подскочил и обернулся, но, увидев проводника, сразу успокоился и попытался принять важный задумчивый вид. Мелькнула, впрочем, мысль о чудище, которое съело его компаньона и приняло его облик, чтобы подобраться поближе. Вторая мысль пронеслась вслед за первой: он читал о чарах, подавляющих волю и заставляющих нападать даже на лучших друзей. Кто знает, что могло случиться там, в темных зловещих туннелях? Поспешно, но не теряя сосредоточенности, маг попытался увидеть заклинания, наложенные на проводника или Нечто-в-его-облике, но ничего не обнаружил. Впрочем, возможно, монстр умел отлично маскироваться. Но жалеть было поздно: надо было думать раньше, чем отправляться в дикие неизведанные места...
Кхмрм, – пробурчал он и откашлялся: от пустынного воздуха у него пересыхало горло. – В результате произведенных лично мной под моим руководством исследований (Виз'зредд гордо выпрямился), было обнаружено мощное магическое воздействие на тектонику данной области, приведшее к локальному обрушению участка территории (обвел руины посохом) над обширными подземными пустотами вулканического происхождения, о чем свидетельствует анализ горных пород и обнажившихся пластов (указал посохом на край обрыва). Оценочный расчет объема обвалившейся почвы, однако, не соответствует наблюдаемому количеству, осевшему поверх построек, сооружений и других объектов искусственного происхождения (обвел постройки свободной рукой). Это, однако, может быть объяснено воздействием так называемой "кислотной" природы, которое правильнее называть дезинтегрирующим, ибо оно приводит к ослаблению связей между частицами вещества и разрыхлению его структуры. Остается только сожалеть, что жаргонные названия, вроде "кислоты" или "зеленых лучей" распространились быстрее научного термина, отражающего истинную сущность явления (Виз'зредд согнул левую руку в локте и указал пальцем вверх). Возвращаясь к текущему моменту, можно предположить, что основная масса пород была измельчена в порошок, к настоящему времени частично сдутый ветрами и смытый... То есть, провалившийся глубже. Решающим аргументом является, очевидно, относительная целостность упомянутых сооружений (широкий взмах рукой с посохом), в противном случае обрушившихся... – на этом месте увлекшийся маг споткнулся, пошатнулся и, не удержав равновесие, с размаху сел на песок. На секунду смутившись, он решил сделать вид, что упал нарочно, и продолжил вещать сидя: – вот примерно таким образом обрушившихся и сложившихся под весом крупных обломков. Однако же, трещины и расселины свидетельствуют, как было упомянуто ранее, об искусственном землетрясении, вследствие чего мы приходим к заключению, что первоначально было вызвано магическое сотрясение почвы, оказавшееся, однако, недостаточным, и уже за ним воспоследовало заклинание дезинтеграции, направленное на верхнюю часть пещеры. – переведя дух, он закончил свою речь следующими словами:
Однако же к настоящему моменту магическая энергия  рассеялась, структура почвы стабилизировалась, и ожидать в ближайшее время новых сотрясений и обрушений можно с весьма малой вероятностью.
После чего Виз'зредд Виз’зрхард встал, опираясь на посох, и, отряхнув мантию, выжидательно уставился на проводника.

0

5

Наниматель изволил нервничать. Перкс почувствовал себя задетым: не так уж-то долго он отсутствовал, чтобы так дергаться по его возвращении. «А если бы я задержался, он что, в лягушку меня превратить может?»
С этим нужно было держать ухо востро. Перкс с опаской попятился, держа вытянутые ладони перед собой – общепринятый жест показа мирных намерений в ситуации, когда эти намерения становятся сомнительно мирными. С той разницей, что ладони его нельзя было назвать пустыми в полном смысле этого слова: в одной из них был зажат так некстати найденный матерчатый мешочек, что когда-то был за поясом дроу. А что было в мешочке, это только одному лишь Эа было известно.
– Вот... нашел... – запинаясь, тихо начал объяснять Перкс. Он досадовал, что не догадался заглянуть в этот мешочек ранее. Может быть, придётся делиться –тогда Перкс хотел бы знать чем. «Может, лучше утаить?» Утаить теперь уже не получалось, поэтому Перкс досадовал на себя за некстати проявленную несообразительность.
Напряженный момент откладывался – нанимателю понадобилось поговорить. С магами в четырех книжках Перкса такое частенько случалось на каждые три страницы. Смирясь с неизбежным злом, Перкс старательно пытался внимать – старательно, но неумело, и на его круглом лице с чесночинкой-носом были явственно написаны недоумение и нетерпение. Единственное, что он сумел понять, уловить из рассуждений волшебника, слишком сложных для того, кто за всю свою жизнь прочёл не более четырёх книжек – это то, что дроу и других существ убила какая-то магия. Несмотря на то, что глаза подсказывали ему, что убили они друг друга, очевидно, сами. Это было непонятно и потому звучало зловеще; Перкс тихонько – как он думал, незаметно – втянул голову в плечи и украдкой бросил взгляд на ближестоящую гору – а ну как возьмёт и свалится на его бедную многострадальную голову. Сейчас его было даже тыкая мечами не загнать в тот туннель, а богатая добыча – да пропади она пропадом!
Ладонь разжалась и матерчатый мешочек выпал из нее, а его содержимое вывалилось в подножную пыль. Да, в мешке действительно были редкие и яркие драгоценные камни, и превосходящая часть из них были изумруды.

0

6

"И что же ты там нашел", – как раз собирался спросить маг, когда кошелечек упал, рассыпая самоцветы. Виз'зредд невольно вздохнул и зажмурился, но ничего не случилось.
От 'едь безобразие, понимаешь, – он недовольно ругнулся и уставился на наемника. – Ты хоть проверил, что это не бомбы? Хорошо, если это просто камни, а не взрывающиеся орехи, или капсулы с ядом, или дымовые шашечки слезоточивого действия. А то бы мы отсюда и не ушли. Вот так взорвется что-нибудь, и нас завалит к чертям... Я уж не говорю о магических снарядах... Ладно, – махнул он рукой, – предположим, что это – драгоценности. Это хорошо, раз их до сих пор никто не нашел и не унес, значит, места сии малопосещаемы.
Тут, как обычно, в голову ему пришло очередное подозрение.
А с другой стороны, их могли и специально положить, как приманку. Это тоже объясняет, почему они до сих пор были здесь.
Он вновь нервно огляделся по сторонам, затем присмотрелся к мешочку из-под камней. Старый, пыльный, побитый временем. Кто знает, может, и впрямь его не заметили.
Ты лучше вот что скажи, – продолжил он, обращаясь к своему спутнику, – Судя по всему, принадлежало это одному из Детей Тьмы. Я как-то не представляю себе тех троглодитов с шелковыми кошельками, набитыми огранеными камнями. Так вот, обладатель драгоценностей, надо полагать, был богат. А значит, должен был быть хорошо вооружен и защищен. Но он либо был убит, либо каким-то образом потерял эти ценности. Значит, угроза была в самом деле нешуточная. Так как по-твоему происходили здешние события?
В ожидании ответа Виз'зредд Виз’зрхард задумался, и было от чего. Изумруды образовывались в природе при особых условиях, там, где из подземных глубин, согретых вулканическим теплом, поднималась вода, насыщенная растворенным кварцем и солями. Месторождения эти были известны наперечет, равно как и особенности добытых в них камней. Вся продукция тут же распродавалась, и камни расходились по миру. Следующее сображение было таким: при всей его красоте, изумруд – камень непрочный, его можно разбить молотком, и по этой и по другим причинам копить состояние в изумрудах считалось неподходящим. Далее, размышлял колдун, окончательно забыв про проводника и начиная думать вслух, по тем же причинам изумруды обязательно вставляют в оправы, а здесь камни ограненные, но неоправленные. Значит, их добыли, огранили и... и положили к другим самоцветам. Но где можно было набрать сразу столько изумрудов? Версия: владельцу нравились именно они, и он их приобретал и собирал – не подходит. Другие камни тоже ведь имеются. Возможно, он кого-то ограбил? Но опять же, кого и где?
Дань, – проговорил Виз'зредд вслух, и почему-то остановился на этой мысли. – Собирать черную дань на шахте. Шахте, принадлежащей кому-то очень богатому. И этот кто-то расплачивался тем, что было под рукой в большом количестве – изумрудами. А остальные камни? Вероятно, дань, собранная с других, кто участвовал в прибылях, торгуя изумрудами и – что логично – делая накопления в более драгоценных камнях...
На этом он остановился, сообразил, что все это время не слушал, и повторил свой вопрос о ходе сражения.

0

7

Кристиан виновато опустил голову. Да, почему-то не подумал. Да, здесь он дал маху. Воображал, будто знает все о коварстве драу, об их ловушках, – а даже не подумал, как опасно трогать имущество, ревностно защищаемое темнокожими подземниками не то что от чужих рас, которые они ни во что не ставили, но даже от своих соплеменников.
Вот когда можно было пожалеть о том, что Кристиан учился не по книгам, и потому не видел дальше своего носа. Нос Перкса являлся основным источником его опыта, и Перкс старался не слишком высовывать его в те места, где его могут набить или оторвать.
А еще Кристиан Перкс был чертовски хорош в искусстве придумывать себе самооправдания. Конечно, он не знал все эти магические штучки-дрючки... но, к счастью, удачно вспомнил и о своих собственных талантах.
– Взрывающиеся штучки едко пахнут, – пробурчал он себе под нос. – Вы, люди, не чувствуете того запаха. А для меня он так же ясно различим, как и зловоние драконьего дерьма...
И засмущался, как только сообразил, что произнес это неприличное слово перед лицом могущественного волшебника.
– ...хоть розой его назови, а как воняло, так вонять и не перестанет... – пробормотал Перкс уже совсем тихо.
И, словно тонущий в трясине за толстую палку, вцепился в предложенный ему вопрос о том, что же могло убить тёмных дьяволов, остроухих исчадий Тьмы, и... Одним словом, как их ни называй, а вживьём с ними лучше не сталкиваться.
– Я думаю, – медленно начал Перкс, старательно морща лоб, пытаясь для пущей важности сойти за умного, – во всех четырех его книжках герои делали так перед тем, когда в голову к ним приходили особо удачные идеи, и Перкс надеялся, что в его случае это искусство тоже сработает, – они начали сражаться, и тут случился обвал. Не повезло черноухим. Они чудовищно страшные бойцы, но когда тебе на голову начинают валиться огромные камни... Эй!.. – тут в его голову пришла одна действительно ценная мысль. Из-за неё он почему-то начал чувствовать себя дураком. Морщелобный трюк не срабатывал.
– Эй!.. – повторил Перкс. – Если они погибли из-за того, что их завалило камнями, то кто... тогда кто же расчистил потом этот завал?..
На его круглой физиономии проступило растерянное, и даже в какой-то мере обиженное выражение.

0

8

Виз'зредд Виз’зрхард был в недоумении. Он подумал, что его напарник ничего не слышал или ничего не понял из предыдущих рассуждений, и решил повторить более кратко и доходчиво.
Я полагаю, сначала произошло магическое землетрясение, и с потолка пещеры начали падать камни, но их было недостаточно. А потом кто-то раздробил весь потолок в пыль, и она обрушилась вниз, погребая убитых, но не мешая выжившим как-то выбраться отсюда. Похороненные в пыли мертвецы все это время сохранялись, пока ветры пустыни уносили пыль помаленьку. А почему здесь не накопился песок из пустыни – это действительно вопрос. Возможно, кто-то, как и мы, пришел раньше и раскопал развалины, но, ничего не найдя, ушел. Хотя я в этом сомневаюсь: поблизости не видно ни следов раскопок, ни отвалов вынутого песка. Или же здесь такая роза ветров, односторонняя, что отсюда пыль уносит, а обратно – нет.
Внезапно его внимание привлекло какое-то движение или изменение. Возле стены третьего от них дома-развалины словно бы передвинулся небольшой участок почвы, причем не стряхнув с себя песчинки и камушки. "Показалось или нет?" – подумал колдун, пристально вглядываясь в то место. Затем, вспомнив об осторожности, он быстро огляделся по сторонам, пытаясь уловить изменения ландшафта. Пока все было спокойно, но если ты не видишь опасности, это не значит, что ее не существует.
Так, о чем это я? Ах, да, о завале. Кто же мог его расчистить, не обобрав трупы? Некто, презирающий драгоценности? Да, кстати, тебе в последнее время не казалось, что как будто на земле есть движущиеся пятна, небольшие такие, – и он показал руками примерный размер, – или что какие-то лежащие на земле предметы словно меняют место, на котором лежат?

+1

9

Напоминание о землетрясениях побудило Перкса желать как можно скорей убраться отсюда. По крайней мере – выбраться наверх из этого котлована, пока их не завалило здесь к чер... к драконьей бабушке на хвост не завалило совсем, на радость следующим расхитителям богатых захоронений.
Все остальное Перкс просто пропустил мимо ушей. Не корысти ради (хотя прихватить себе на память побольше этих маленьких блестященьких сувенирчиков, раз уж они не нужны были больше дроу, сказать по правде, очень хотелось бы), и не от врожденной вредности, стремления сделать все назло окружающим, а просто от скудости познаний и лености воображения. «Какая разница, кто вынес тогда эту пыль? Здесь-то он все равно не задержался.» Перкс бы почуял. Единственное, что заставило его навострить уши и недоуменно поджать губами: «А причем здесь роза?» Откуда волшебник взял, что здесь вообще должны были находиться какие-либо цветы? Тем более – цветы ветров.
– Ни роз, ни лилий... – пробурчал он угрюмо. – Я по ученому не понимаю, звиняйте, чего уж там. Думаете, это магические фокусы-покусы?
Выражение его лица и все остальные телодвижения показывали: «Перкс "умывает руки». И в самом деле, кому сподручней разбираться в творящейся вокруг – если она есть – чертовщине, как не волшебнику?
На остальные вопросы Перкс просто покачал головой. Нет, ничего подобного он здесь вовсе не замечал. Но обещает сообщить, как только что-либо начнет ему чудиться.
Он только-только собирался поинтересоваться, кто может по своей воле отказаться от драгоценностей, как вдруг.... Неожиданно Кристиана Перкса посетило странное чувство.
– Скажите, мастер... – встревоженно зашептал он, вздрогнув всем телом и нервно оглядываясь по сторонам. Ни обоняние, ни зрение, ни слух не подсказывали ему чужое присутствие, но тем не менее Перкс чувствовал полную уверенность, что поблизости кто-то есть. – Скажите, вам не кажется, что за нами кто-то следит?
И нехороший был этот взгляд какой-то. Недобрый. Как будто внезапно похолодало, небо заволокло тучами, и оттуда повалил снег.
Перкс поёжился, как будто кто-то запустил мокрую ледышку ему за шиворот. Он уже и думать забыл о золоте и драгоценных камнях. Спасти бы шкуру.
О чём он только думал, когда вообще соглашался на эту авантюру?

0

10

Следит? Кто следит? – маг испуганно завертелся во все стороны, пытаясь заметить чьи-нибудь глаза. Потом сообразил, что уж ему-то должно быть лучше известно, что есть и другие способы наблюдения. Впрочем, как и другие виды глаз, непохожих на таковые у животных, людей и им подобных. Прислушиваясь к внутренним ощущениям "манометра" – как его коллеги между собой называли чувство уровня запасенной магической энергии, – он вновь задействовал магическое зрение. Результат здесь, внизу, был довольно странный. Эманации старых заклинаний создавали как будто туман или дымку, искажающую образы и, главное, ограничивающую дальность зрения. Осмотревшись, Виз'зредд испуганно дернулся: возле одного из обратившихся в прах тел сгустился силуэт, по очертаниям напоминающий одного из детей Тьмы. Призрак словно заметил, что маг может его видеть, посмотрел ему прямо в глаза и изящно взмахнул рукой в приветственном жесте. "Отвлекает внимание, мерзавец", – сразу подумал очень осторожный колдун и снова нервно посмотрел по сторонам, но пока никого не увидел. "Хотя, может, он собирается что-нибудь сообщить, например, кто его убил и как им отомстить", – мелькнула вторая мысль.
Э-э-э, мистер Следопыт, – прошептал Виз'зредд Виз’зрхард, впрочем, не надеясь обмануть слух привидения. – Тут, кажется, обитает дух одного из... нашедших здесь свою смерть. Будем все же надеяться, что это не умертвие, – добавил он, стараясь успокоить, в первую очередь, себя. Тут он сообразил, что недавно прикасался к... останкам призрака и пытался исследовать с помощью магии его бывшие доспехи. Возможно, это как-то повлияло на что-нибудь? Позволило ему проявиться? Не зная ответа, маг вздохнул, откашлялся и задумался, как бы пообщаться с неупокоенным. Неупокоенный! "А собственно, почему, этот дух не отправился на тот свет, в домен своего божества? Неужели у него осталось какое-то очень важное незавершенное дело, привязавшее его к этому миру?" И вряд ли этим делом была простая месть, иначе весь Подзем-мрак был бы густо населен духами убитых. Так или иначе, а молчание затягивалось, и пришлось импровизировать.
Здесь опасно? – спросил Виз'зредд у призрака, посчитав, что сейчас именно это является важнейшим.
Было бы опасно, вас бы здесь уже не было, – усмехнулся призрак; его голос воспринимался магическими чувствами колдуна как сильный и звучный, а говорил он на чистом, без акцента, языке Поверхности. – А было бы по-настоящему опасно, то и меня.
Однако Виз'зредда Виз’зрхарда это не слишком обнадежило.
Здесь есть какие-нибудь ценности? В этих развалинах? Магические предметы, золото и драгоценности? – решил он перейти к делу.
Включая те, что вы принесли с собой и уже нашли? – ехидно поинтересовался призрак, и маг сразу понял, почему некромантам приходится так тщательно формулировать вопросы к призванным духам. Похоже, те любили поиздеваться над живыми единственным доступным им способом – игрой в слова. Кто знает, подумал Виз'зредд, может, они устраивают чемпионаты, кто хитрее обдурит призывателя.
Помимо них, – уточнил он.
Сундук с золотом есть. В том доме, на который упал кусок потолка. Так его до сих пор и не выкопали. А всего-то дел – убрать тридцать тысяч тонн камней.
Колдун прикинул в уме: плотность гранита и базальта порядка тридцати тонн на кубометр, значит, объем – тысяча кубометров. Куб десять на десять на десять метров. Похоже на правду. Он только вздохнул. Призраку это, похоже, понравилось, и он продолжил:
Жезл огненных шаров есть. Заряда два там, наверное, осталось. Во-он в тех развалинах. Но с ними проще – тонн двадцать убрать, не больше.
"Ага, и как я буду перезаряжать его?" – уныло подумал колдун.
Там же – амулет, избавляющий от ослепления при дневном свете. Полезно, не так ли? – усмехнулся призрак. – Там же когда-то были кое-какие материальные компоненты для сложных заклинаний, но они, наверное, уже испортились. Ах, да, и кольцо.
Что за кольцо? – встрепенулся маг, предвкушая радость обладания артефактом, даже если придется откапывать его голыми руками.
Не знаю, – сказал призрак, изображая вздох. – Но оно точно магическое. Кстати, твои три вопроса израсходованы.
Как три вопроса? Мы так не договаривались. И вообще, это не по правилам!
Ну, не ты же меня вызвал искусством некромантии, а я сам явился. Значит, я и определяю правила. Так что до завтра. Если ты еще здесь будешь, конечно, – и с этими словами призрак растаял.
Почесывая подбородок, маг пересказал своему спутнику разговор с привидением...

+2

11

Волшебник закрутился на месте, как будто бы пытаясь заметить что-то, что было бы невидимо для обыкновенного глаза. Незнакомый с высшей магией Перкс мог только ждать, пока попытка его нанимателя не увенчается успехом, и надеяться, что его самого прежде не захавают.
До сих пор Перкс еще ни разу в жизни не сталкивался с призраками. Слышать да, слышал – после удачного похода самое то почесать языки, отмечая это дело в местной таверне. Тогда для увеселения собеседников в ход пускались самые разнообразные байки, в которые можно было поверить спьяну и только спьяну. Из рассказов более просвещенных собутыльников Перкс извлек, что встреча с привидением не сулила ее очевидцу, как правило, ничего хорошего. По природе будучи хитрыми и коварными пройдохами, призраки появлялись перед живыми только для того, чтобы предсказать чью-то смерть (Перкс подозревал, что они же сами и выбирали, кто должен к ним присоединяться), а когда на них нахлынывала щедрость и они приоткрывали, где в свою бытность живыми прятали свои любимые сокровища, то соблазнившемуся этой информацией и нашедшему заветные шкатулку или сундук наслаждаться новоприобретенным богатством оставалось недолго. Очень часто это сокровище оказывалось проклятым и бедняга становился жертвой воров (которых, в свою очередь, тоже настигало проклятие), либо же несчастного случая (и затем проклятие настигало его наследников).
Дроу также вызвали у проводника страх, близкий к суеверному, так что призрак дроу показался для него опасным вдвойне.
– Кажется, это место плохое, господин маг. Давайте как можно скорее уйдем отсюда, – когда Перкс излагал свое предложение, в его голосе ощущались явственные нотки страха. – Не стоит доверять этим дроу, вы же знаете, они же с радостью прирежут и собственную мамочку, если будут уверены в том, что это все им сойдет с рук.
Впрочем, он даже не мог быть уверен в том, что наниматель прислушается к его предложению. Сундук с золотом и магическое кольцо: кто же добровольно отказался бы от такого богатства?
Разве что какой-нибудь святой – да и то Перкс сильно сомневался в отношении этого.

0

12

Ну, вообще-то, будь это место хорошим, его бы уже давно заселили... – задумчиво произнес колдун. – И как раз в таких дырах водятся неизвестные чудища и попадаются древние сокровища, по той же причине не вынесенные до сих пор...
Его грызла нехорошая мысль: он третьим вопросом прервал ответ на второй, то есть, призрак вполне мог не договорить, не закончить перечисление ведомых ему сокровищ. А тот наверняка мог самое интересное оставить напоследок.
– ...А как раз за ними мы сюда и пришли. Но я не думаю, что привидение обманывает, утверждая, что для нас тут относительно безопасно. Впрочем, это может означать, что у нас просто есть неплохие шансы выбраться отсюда живыми, а не то, что монстров здесь нет.
Он многозначительно покрутил пальцами и пояснил:
Пытаясь сбыть драгоценности в городе ты тоже ведь сильно рискуешь? Хотя там тебя окружают тебе подобные люди... Итак, я полагаю, что мы продолжим изыскания. И для начала неплохо было бы найти здесь какое-нибудь убежище на ночь. Какой-нибудь полуразрушенный дом или в этом роде. В любом случае, не стоит ночью гулять по пустыне. И холодно, и ночные плотоядные выходят, а они как раз нацеливаются на тепло. Я читал об одном ящере: он затаивается, как крокодил у берега, а потом выскакивает из песка и кусает за ногу. А слюна у него ядовитая. И он неторопливо преследует отравленную и истекающую кровью жертву , пока та пытается убежать... Рано или поздно ящер догоняет добычу и начинает ее есть. Кхм, о чем это я? Не обращай внимания, тем более, что в науке он как-то плохо описан. Мало сведений...
Опираясь на посох, Виз'зредд побрел к развалинам, стараясь внимательно все осматривать, хотя то и дело отвлекался на собственные мысли. В голове мешались сведения о призраках, байки о пустынных чудовищах, раздумья о том, каким может быть кольцо... "Кстати, – подумал он, – как раз это можно попытаться выяснить. Ведь магическое зрение способно проникать сквозь материалы, хотя и на определенную глубину. Зависящую, конечно, и от мага, и от свойств вещества.
Развернувшись, он подошел к указанному призраком дому. Чем было это здание, теперь сказать затруднительно, но в последний момент оно, видимо, послужило укрепленной позицией боевому магу. И, кажется, неплохо послужило, решил Виз'зредд Виз’зрхард, отмечая положение тел убитых врагов-зверолюдов. Так, теперь можно приступать. Он еще раз сторожко огляделся, а затем закрыл глаза и сосредоточил магическое зрение в узкий луч, обшаривающий пространство.
Вскоре он наткнулся на остатки магии, связывающей легкую броню, потом нащупал кольцо, на всякий случай поискал упомянутый жезл и еще что-нибудь, недосказанное призраком. Так и есть, обнаружилось несколько весьма занятных вещей. Зачарованный на пробивание средней брони кинжал; водонепроницаемые и грязеотталкивающие сапоги (маг только молча выругал себя за недогадливость и промах с зонтиком); несколько амулетов, увы, разрядившихся от времени, но еще позволяющих догадаться об их назначении: временная невидимость, временное ускорение реакции, временная блокировка болевых ощущений, временная сопротивляемость... кажется, ядам, временная задержка дыхания... Затем была не слишком понятная вещь, которую Виз'зредд решил считать амулетом защиты от дневного света, тем более, что она все еще работала. Он вернулся к кольцу, уже начиная уставать от напряжения концентрации, и постарался понять, каким полезным эффектом сия бижутерия обладает. Заодно подумал, нельзя ли заинтересовать находками своего компаньона. Впрочем, подумал он, у кинжала точно придется переделывать рукоять под размер руки человека, а сапоги уж точно не растянешь. Был бы его спутник хоббитом, еще куда ни шло... Так что же там за кольцо?
Он перевел дыхание и снова сосредоточился. Ему даже показалось, что он видит его перед собой совершенно ясно: тонкая полоска черненого серебра (ах ты ж, незадача! оно ж ему даже на мизинцы не налезет! ну призрак, ну сволочь!), ажурная серебряная веточка с тыльной стороны руки, и на ней – гроздь из пяти светящихся синим (для магического зрения) камушков-кристаллов, каждый размером с треть рисового зернышка. Чуть не сбив заклинание от бурных эмоций, хрюкнув от возмущения, он все же постарался довести исследование до конца.
Наконец, он решил, что понял назначение магического предмета: он мог как бы запоминать и хранить подготовленные заклинания вместе с требуемым запасом энергии и освобождать их по команде. И еще служить записной книжкой или дневником, позволяющим запечатлевать не только слова, но и зрительные образы. И, напоследок, на кольце висело постоянное заклинание, дарующее его носителю спокойствие разума и трезвость мысли, гасящее большинство эмоций и притупляющее чувства голода и усталости.
Виз'зредд Виз’зрхард задумался, медленно присаживаясь у стены. Ох, как бы не помешало оно некоторым из его коллег! А ведь им же даже в голову не придет сотворить такую архиполезнейшую вещь! И до этого дня он сам ни о чем подобном не слышал и не читал! В лучшем случае – зачаровка на повышение интеллекта или улучшение концентрации...
Я так полагаю, – сказал он наконец, даже не оборачиваясь, чтобы увидеть, стоит ли разведчик рядом, – Я так полагаю, что нам стоит здесь покопаться. Здесь есть кое-что интересное. Завал не слишком большой, и мы, я думаю, с ним справимся. Посмотрим, что можно сделать сегодня до отдыха... Ты еще не присмотрел ничего подходящего для убежища? – с этими словами он медленно повернулся.

+1

13

Перкс кивнул, не видя причины оспаривать соображения волшебника – хорошие места недолго оставались неосвоенными ищущим богатства людом, а очень быстро находили себе хозяина, словно кружки с пивом в какой-то придорожной таверне. Тут и глазом моргнуть не успеешь, как просуетился и оказался внакладе, когда остальные прибирают к рукам сокровища. «Значит, риск невелик?» Проводник машинально скусил заусеницу с грязного пальца, затем точно так же по привычке потянул в рот другой – еще более грязный и немытый, с жирной темно-серой траурной полоской под ногтем – однако тут же смешавшись пред лицом столь высокоученого нанимателя, обтёр пальцами об штанину, будто с самого начала собирался так поступить.
– Убежище?.. Ах да, убежище... – Перкс, конечно, присмотрел по пути сюда удобную пещеру, однако сейчас засомневался: вдруг этот ящер и по горам лазить умеет. – Я засек пещерку по пути сюда. В часе пути назад, несколько выше уровня дороги. Но забраться несложно. Вроде неглубокая – как дырка в зубе. – Перкс подобострастно хихикнул – очень уж хотелось ему, чтобы колдун выбрал именно этот вариант: меньше топтать ноги, да и башмаки ведь они тоже не даром досталися. – Можем обследовать ее и завалить найденные ходы большими камнями. Или – если вы заметили – западнее нас из-за гор виднеется сторожевая вышка. – Перкс махнул рукой в сторону западо-северо-запада, где над склоном горы выглядывала упомянутая деревянная конструкция, откуда в стародавние времена наблюдатели старались предугадать нашествие орков. Но поскольку всплески бдительности случались аккурат после очередного нашествия, это помогало только в случае, когда за первой волной оркского воинства следовала вторая, в противном случае после долгих лет безопасности энтузиазм у наблюдателей спадал. Как раз как сейчас. – Это подальше – три или четыре часа пути, но – палец даю вам на отсечение – башня покинута, мы можем воспользоваться ей как ночлегом. Даже если там кто-то и есть, мы могли бы...
На этих словах Перкс прервался, однако криминальные наклонности были написаны у проводника на лице и ждали только одобрения со стороны потенциального подельника. Один он, конечно же, не решился бы. Однако если его наниматель согласится – то все возможно...

0

14

Виз'зредд Виз’зрхард задумался, покачивая головой. Лично он бы предпочел пещеру, поскольку его магия хорошо работает в ночной темноте и позволяет видеть во мраке. Но его компаньон окажется в трудной ситуации без фонаря или факела. С другой стороны ох как ему не хотелось куда-то тащиться. Хоть и был он еще не стар, но физических упражнений не любил, как и многие избравшие путь Магии. А за сегодняшний день уже успел изрядно нашагаться. Еще раз припомнив слова наглого призрака, колдун решил, что ближняя пещера сойдет.
Лучше в пещеру, я полагаю, – ответил он. – Видишь ли какая штука: вышка хороша днем, и при условии, что враги тоже ведут дневной образ жизни. А ночью кто угодно может подобраться незаметно и, скажем, устроить внизу пожар. Или засесть на нижнем этаже, чтобы взять измором. Впрочем, пожар можно вызвать и на расстоянии – запустить огненный шар, и всё.
Так, а теперь нужно было подобрать аргументы в пользу пещеры. Однако, подумав, как следует, маг сообразил, что в пещере отнюдь не лучше, и по тем же самым причинам. Но он решил не высказывать своих сомнений вслух.
А главное, у пещеры должно быть два выхода: если нападут снаружи, можно спрятаться в глубине; а если приползут из туннелей – можно выйти наружу. В общем, идем к этой самой пещере.
Опираясь на посох, он поплелся к склону, ведущему наверх, с сожалением оглядываясь на развалины, скрывавшие лакомый магический предмет... Слишком поздно он сообразил, что следопыт говорил про тяжелые камни, которые, возможно, придется катать и носить, чтобы забаррикадироваться от потенциальных (материальных) врагов.
А вышку, полагаю, мы разграбим в другой раз: сейчас неясно, стоит ли туда вообще идти. Разве что, когда мы устроимся в пещере, ты сходишь на разведку.
"И что за чушь я несу? Какая разведка ночью?"
Я имею в виду, ранним утром, когда светает. Разве что ты хорошо видишь в темноте, – добавил Виз'зредд, делая вид, что он как всегда обо всем подумал и всё предусмотрел.

0

15

«В пещеру!» – Перкс тут же потупил свои хитрые бегающие глазки и постарался не выдавать, насколько он обрадован тем, что будет можно отправиться отдохнуть еще до заката. А ну как его наниматель передумает. Просто из вредности. Или вдруг решит, что там у проводника имеется какой-то свой интерес... к примеру, поджидающие в пещере сообщники, или еще какая-нибудь подобная штука. Несколько лет назад Перксу попался один клиент, который в страхе за свой очевидно контрабандный груз довел проводника подозрениями в предательстве до такой степени, что вынудил его ради сохранения в целости шкуры спасаться бегством на полдороги. Естественно, что денег за свои хлопоты Кристиан Перкс так и не получил. С тех пор он старался выбирать более простодушных и покладистых нанимателей, даже если они не обещали ему золотые горы в отличие от того психопата. А что делать, если уж рожей не вышел и один вид не располагает к доверию, словно строгое прекрасное лицо пресветлого эльфа. Скорее, наоборот.
Перкс очнулся от воспоминаний и вернулся в реальность. Да, насчет огня колдун был прав. От двоюродного кузена внучатого дядюшки Перкс слышал, будто несколько первых этажей башен делались каменными, а уже повыше шли деревянные, но насчет файербола как-то не сообразил. Вот что значит магия. «Ну голова-а!..» Шагая рядом, Перкс уже совсем приободрился и расслабился, слушая с раскрытым ртом научно обоснованные доводы ученого человека, подтверждавшие его собственные желания. Как тут... Кристиана Перкса поджидал неприятный сюрприз.
«На рассвете на разведку в башню? Чего?..» – Перкс уже собирался возмутиться и его удержала только мысль, что в таком случае он имеет законное моральное право утаить часть добычи, ежели такая найдётся.
– Ладно. Угумс. Сделаем. – вяло пробормотал проводник, шаря глазами по левому (прежде до этого бывшему правым) крутому склону, чтобы не пропустить пещеру.

0

16

Устало плетясь рядом со следопытом, Виз'зредд Виз’зрхард перебирал в уме события сегодняшнего дня. Итак, найдены развалины, частично свободные от песка; свод пещеры обрушен сильной магией; найдены останки воинов двух сражавших сторон; некоторые тела не обобраны; по крайней мере один не упокоился; найдено несколько драгоценных камней непонятного происхождения; получены сведения о кое-каких ценностях, добраться до которых пока проблематично. И еще какое-то непонятное нечто, выглядевшее как движущийся участок земли – если ему не показалось. Действительно, загадочное здесь место. И плохое. Уж лучше бы, наверное, гоблинский лагерь или поселок кобольдов, грабить который просто и понятно. Хотя там, увы, не найти таких магических предметов...
Колдун мысленно вернулся к непонятному явлению: может быть, какой-нибудь монстр умеет маскироваться под землю, как хамелеон под листву, только еще лучше? И выявит ли его в таком случае магическое зрение? Казалось бы должно, если это существо живое, или магическое, или и то и другое вместе. "Ык", нервно произнес про себя маг: ему внезапно подумалость, что если вдруг оно – поднятый мертвец или призванный элементал, скажем, земли. И питается – для поддержания существования – энергией живых существ, на которых наползает ночью, во сне, и... Ну, как упыри. Хотя Виз'зредда всегда удивляло, как мертвое существо с мертвыми пищеварительными органами способно есть, и усваивать съеденное, и получать от этого силы. А заодно как оно видит мертвыми глазами, соображает протухшим мозгом, шевелит разложившимися мышцами и вообще удерживается как одно целое сгнившими связками, жилами и кожей... Впрочем, некромантию он никогда не любил и ничего не мог сказать в объяснение. Важным было все же то, что неживое способно питаться живым. Магами и следопытами, в частности. И неважно, каким способом, с пищеварением или без оного. Еще раз подумав, он решил, что мертвец будет распознан как труп, хотя подозрительно хорошей сохранности, а у элементаля, вероятно, проявится магическая аура.
Задумавшись и забыв глядеть себе под ноги, Виз'зредд в очередной раз оступился и чуть не упал. Резко дернувшись в сторону, он поначалу восстановил равновесие, когда вдруг понял, что одной ногой встал на что-то скользкое. В следующий миг ему показалось, что земля ушла у него из-под ног; неловко размахивая посохом, он старался удержаться вертикально и только успел заметить, как нечто метнулось прочь, прошуршало по песку и скрылось за камнями. Восстановив равновесие, он почувствовал холодный пот на лбу: что если пустынный ящер (о котором он недавно вспоминал) действительно существует, но только выглядит необычно и умеет маскироваться? Он нервно всматривался в камни, за которыми исчезло нечто, и лихорадочно пытался вспомнить, как видит магическое зрение холоднокровных и на какое расстояние он способен заглянуть через воздух...

+1

17

Все мечты и думы Перкса были только об отдыхе. Нет, он не считал это чем-либо удивительным. Вяло переставляя ноги – и куда только подевался прежний энтузиазм? – он устало плелся рядом с волшебником, мечтая как можно скорее упасть и с... отдохнуть, конечно, отдохнуть – как только ему пришло в голову то, другое? Только не через час пути и через тысячи метров – а прямо здесь и сейчас, на грязной пыльной каменистой дороге. Ноги проводника наливались тяжестью, подобно камням, как и все тело, постепенно им одолевала апатия... в мозгу устало ворочалась настоятельная идея превратиться в какой-нибудь камень – и никуда не двигаться, пребывая в вечном покое, что бы там не происходило в извечно менявшемся мире, покуда сам Перкс не выветрится и не распадется песчинками...
И кто знает, может быть, всё так бы и произошло, если бы, подойдя к этой мысли, пропустив ее вплотную через себя, проводник вдруг не испугался и не запаниковал: нет, он никогда в жизни не мечтал превратиться в камень. Перксу хотелось жить! По его спине вдруг забегали холодные, леденящие мурашки, сердце скрылось в пятках и трусливо пропустило пару ударов – и тогда Перкс испытал такой ужас, будто спину его буравили два злобных глаза какого-то странного существа, жутко раздосадованного тем, что Перкс каким-то чудом выбрался из-под его чар.
Проводник со страхом оглянулся назад, быстро осмотрелся по сторонам – но, как следовало ожидать, так ничего не увидел – и тогда встревоженно посмотрел на волшебника. «Может, сказать ему?» Что, если его наниматель тоже под властью чар? Что де...
Не успел Перкс не только задать, но даже сформулировать вопрос, как вдруг... В первый момент он даже не понял, что же произошло – только серо желто-песочная тень промелькнула рядом с ногами. Отшатнувшись от неожиданности, проводник потерял равновесие и плюхнулся на седалище. «Как же так?» Это было несправедливо – до сих пор Перкс полагался только на свое чутье, но, однако, в этот раз оно его подвело, ибо Перкс не ощущал ничего другого, кроме запахов их усталых тел и нагретого под солнцем песка и камня. Существо было либо нематериальным, либо, наоборот, слишком материальным – чем-то вроде первозданных стихий, разбираться в которых было выше Перксова понимания.
– Что?.. Что это?.. – сидя на дороге, в шоке переспросил проводник. – Вы это видели?!.. Что это было?.. Чуть не усыпило меня... – здесь Перкс осекся, не зная, как объяснить волшебнику, в какое его угораздило впасть состояние. Не понимая сути происходящего, он понимал, что это могло оказаться слишком серьезной угрозой, чтобы можно было просто отмахнуться, как если бы ничто не случилось. – Ж-жуткая усталость... Ап-патия... Я взап-правду х-хотел преврат-титься в к-камень, и это очень нап-п-пугало меня, п-п-понимаете?.. – и хотя раньше это за ним никогда не водилось, Перкс с перепугу начал заикаться от неожиданности.

Отредактировано Колесо Судьбы (18.04.2013 15:54)

0

18

Виз'зредд Виз’зрхард замер в ужасе. Ему и в голову не пришло, что загадочное существо может обладать магическими или псионическими способностями, хотя при встрече с неизведанным следует всегда готовиться к худшему.
Великая Тьма, неужели оно умеет творить чары усталости и сна? Неужели оно так и охотится на путников в пустыне? – громко прошептал он. – Я не успел его разглядеть – оно слишком быстрое. И маскируется под почву, – добавил он уже нормальным голосом. – Мистер Перкс, мы должны атаковать, напасть первыми, пока знаем, где оно, хотя бы приблизительно. Нельзя просто уйти – оно может погнаться за нами и настигнуть во сне.
Маг прикинул в уме свои способности. Его заклинания Тьмы также могли вызывать усталость, слабость и страх, а если существо пользуется Магией Тьмы, не может ли у него быть к ней иммунитета?
Я могу направить на нас чары ускорения, чтобы уравнять шансы, но помните: когда их действие закончится, наступит настоящая усталость. – С этими словами он на секунду сосредоточился, сотворяя заклинания "Спешки", и запустил одно в проводника, а другое на себя.
Бодрящая волна пробежала по его телу, сознание прояснилось, и он почувствовал странную легкость. Ускорилось течение мыслей, увеличилась ловкость и скорость движений, в глазах слегка потемнело.
Оно скрылось среди тех камней, – маг показал посохом. – Идем скорее! – И чуть ли не вприпрыжку он двинулся в ту же сторону.
Каждый шаг словно превращался в два, колдун будто летел над землей, временами отталкиваясь посохом, а в голове мешались мысли и чувства, среди которых все громче звучала ярость. Какая-то ничтожная тварь осмелилась напасть на него? Ей почти удалось напугать его? Это ей даром не пройдет. Даже если ему не удастся доставить препарированный труп в город, в коллегию магов, чтобы похвастаться трофеем и открытием, он доберется до пакостного пустынного отродья и лично расстреляет в упор. "Великая Тьма и Великий Хаос, изначальные сущности мироздания, да помогут мне в этом!" – мысленно прокричал Виз'зредд. Ему уже начинало казаться, что это его собственный гнев убыстряет шаги поступи мщения.
Ты узнаешь, каково выступать против великого мага! – злобно шипел он, размахивая посохом и перепрыгивая через мелкие камни. Вспышка в уме – и его глаза загорелись активированным магическим зрением, причем ему почти не пришлось концентрироваться на заклинании. Еще одна вспышка – и в свободной руке словно сама собой возникла дымчатая сфера, взведенное заклинание "Стрелы Хаоса", заклинания, которое само определяет уязвимости цели и наносит соответствующий тип урона. "Чем бы ты ни было, мой гнев настигнет тебя!"
Существо, казалось, и не пыталось спрятаться. Оно распростерлось на голой земле, набросав на верхнюю поверхность тела камешков и песка, и торчало, как кочка. Но вдруг оно словно почуяло опасность и скользнуло в сторону. На этот раз Виз'зредд Виз’зрхард успел заметить, как оно движется. Сначала сжимается, потом выпрямляется в прыжке и, приземлившись, сразу замирает на месте. Колдун развернулся в ее сторону, но тварь отпрыгнула назад. В голову ему пришла хитрая и подлая мысль. Он вытянул руку с заклинанием и быстро шагнул к монстру. Тот снова отскочил – и снова прочь от Виз'зредда. И тогда колдун одновременно прыгнул к твари и выстрелил Магией в то место, в которое она должна была отступить. Хитроподлость сработала, с удовлетворением отметил маг, глядя, как скорчилось существо, когда Стрела Хаоса расплескалась по его телу, словно расплавленная щелочь.
Бейте его, Мистер Перкс! – крикнул он, словно насмехаясь над монстром. – Прикончите эту тварь! – и запустил вторую стрелу.

+2

19

Не успел Перкс подумать «А это не слишком больно?», как тут же узнал ответ: усталое тело проводника от пяток и до ушей наполнилось странной бодрящей легкостью, вытеснившей усталость и побуждавшей буквально приплясывать на месте от нетерпения.
Слегка пошатываясь, Перкс пустился вдогонку вслед за волшебником. Из-за избытка сил движения получались слишком резкими, размашистыми, неровными, нога попадала не в центр камня (куда Перкс первоначально намеревался), а с небольшим перелетом в несколько сантиметров, прямо на самый край плоского шатающегося каменного «блинчика». Проводнику нужно было еще привыкнуть к своему новому состоянию. Несколько раз, споткнувшись, Перкс только благодаря своей природной ловкости удержался на ногах и не расшиб себе коленки, сохраняя равновесие, как не падает на боковую колесо, мчащееся с горы, но очень быстро заваливается на бок, стоит только ему остановиться. Проводник вскоре догнал волшебника, однако существо, за которым тот мчался, смог заметить только после того, как колдун выпустил из руки несколько молний и хищная злобная тварь, пораженная его магией, начала корчиться в судорогах, испуская скрипучий, едва различимый звук на верхнем пределе слышимости. Очертания твари непрестанно колебались и деформировались, она как будто растекалась по песку, отчаянно пытаясь просочиться в глубь него, почуяв, что разозлила добычу себе не по зубам.
Это зрелище придало проводнику уверенности в себе и решимости.
– Да, прикончим его! – отозвался Перкс, с мстительной жестокой ухмылкой схватив ближайший к себе большой камень и решительно приближаясь к существу. Он спешил поквитаться с тварью за дурацкое положение, в котором недавно оказался. – Этот гад от нас не уйдет!
Перкс вздрогнул на месте, когда в существо ударила очередная магическая стрела, затем снова решительно двинулся вперед, стараясь, однако, не становиться между тварью и волшебником. Подойдя к ней с фланга (если считать, что перед твари был направлен к волшебнику), проводник со всей силы обрушил на нее тяжелый камень. Во все стороны полетели ошметки. Но крови не было.
Наблюдая за компаньоном и нанимателем, чтобы не попасть под следующую магическую молнию, Перкс поднял камень, размахнулся и, испустив с натуги громкое уханье, обрушил на бок существа еще один мощный сильный удар. А затем еще и еще.
– Вот тебе, гадина! На! Получай! – сопровождал он этими словами каждый удар. И несмотря на то, что тварь по прежнему вовсе не пахла мясом иль плотью, ощущение от удара было похоже, словно отбиваешь громадный кусок жесткого мяса перед готовкой.

0

20

Тяжело дыша, колдун мелкими шагами подошел к месту сражения, пытаясь определить, нужна ли еще его помощь. Здравый смысл подсказывал всегда и везде экономить магические силы, на будущее. И если монстр оказался уязвим к физической атаке – можно и поберечь заклинания. Пока дело шло неплохо: следопыт тяжеленным камнем – который сам Виз'зредд вряд ли бы смог поднять – молотил чудовище так, что "пошли клочки по закоулочкам". Интересным было то, что от тела загадочной твари словно отскакивали кусочки, но обычной животной крови: красной, синей или зеленой – не наблюдалось. "Элементал земли? Мумифицированный труп? Непонятно..." На всякий случай колдун еще раз примерился и ударил монстра все той же Стрелой Хаоса с другого бока, чтобы не задеть проводника. На этом он решил остановиться, чтобы не перерасходовать силы. И, не желая тратить зря остатки "Спешки", присел в сторонке и начал охаживать тварюгу посохом. "Какое-никакое, а повреждение. Пока силы есть". Та дергалась, но уже не прыгала и не ползала; возможно ее парализовало или нечто в этом роде. Сейчас Виз'зредд Виз’зрхард затруднился бы сказать, было ли существо вообще живым. В том числе, и ранее. Внезапно ему даже пришла в голову мысль, что вроде бы оно на них и не нападало. Наоборот, постаралось сбежать и скрыться. А подействовать на Перкса чарами могло нечто другое, даже притаившийся маг Тьмы. И все же... Тут мысли мага сбились новым рассуждением: тварь испускала нечто вроде тонкого писка, вроде того, какой используют летучие мыши для ориентации в пещерах. Определенно, это существо может быть ночным хищником! Травоядным нет необходимости вести ночной образ жизни: растения они находят именно при помощи зрения, и никак иначе. И летать существо определенно не умело – иначе бы воспользовалось полетом для спасения. Ах, да! Маг сообразил, что его злой коллега несомненно первым делом попытался бы напасть и вывести из строя именно его, Виз'зредда Виз’зрхарда, как очевидно более опасного противника, способного обнаружить чужие чары, направленные на его спутника, и принять ответные меры. Разъяснив себе сомнения, Виз'зредд продолжил лупить монстра посохом, помогая следопыту.
Я бы предложил, – переводя дух между замахами, проговорил он, – продолжать бить его, пока оно не перестанет шевелиться. А затем – полагаю, у Вас найдется хороший нож, – разделить его на фрагменты и, после поверхностного исследования, рассредоточить их по разным участкам пустыни, на случай, знаете ли, регенерации. Правда, боюсь, исследование придется провести весьма сокращенное, ибо, во-первых... ух... скоро... закончится... действие... моих...... чар..... а во-вторых...... ух...... нам...... еще...... надо...... добраться до убе...... жища...... и при...... гото...... вить...... ся на ночь...... – с трудом переводя дыхание, он уже не стал озвучивать третью причину: останки существа могли быть ядовитыми, заразными, зачарованными или кишащими паразитами вроде клещей.

0

21

Не переставая колошматить тварь, проводник кивнул – но это было проще приказать, чем исполнить. К тому моменту, когда песочный монстр развалился на куски размером с ладонь, Кристиан Перкс чувствовал, что взмок и вымотался, будто пересек за день и пустыню, и горы. Не помог даже хороший нож... то есть, нож, конечно, помог – не будь его, Перкс бы всю ночь провозился с камнем. Окаменевшая плоть, плавящаяся под магическими ударами волшебника, затвердевая, оказалась крепче железа, и раскалывалась с большим трудом, обнажая шершавую слоисто-волокнистую поверхность, становясь похожей на внезапно окаменевшие куски нарезанного филе. Во что при этом превратился нож, лучше было не думать. Проводник с досадой и тоской уставился на не заслуживающий ныне названия ножа тупой и никчёмный обломок железяки, – «Перестарался, дубина стоеросовая!» (что такое «стоеросовая», Перкс не знал, однако прочел это слово в какой-то книжке, и оно звучало именно так, как он хотел выругаться), – после чего выпрямился и, намотавши сопли на кулак, посмотрел вдаль, старательно изображая, будто ему все нипочём и его вовсе не огорчила потеря такого важного инструмента.
Увиденное заставило его воскликнуть с досады:
– Мать честная! Солнце уже садится!..
Макушки гор еще золотились каким-то праздничным, неземным, торжествующим сиянием, однако в низинах уже начали накапливаться тени. Перкс преувеличивал – до полной темноты оставалось еще достаточно времени – однако упадок сил, о котором предупреждал его маг, уже ощущался, и проводник хотел как можно скорей оказаться в безопасном месте, покуда силы не оставили его окончательно.
Однако на открытый бунт он пока не решался. Мало ли какие неизвестные науке твари выползают сейчас на охоту? В такой ситуации волшебник с его магией и образованностью представлялся Перксу куда более полезным проводнику, чем он – волшебнику. Но всё-таки проводник не смог удержаться от проявления любопытства.
– Мы... раскидаем эти останки в разные стороны? – переспросил Перкс, желая удостовериться, что правильно понял приказание волшебника. Слово «регенерация» ни о чем ему не говорило, однако он слышал кое-какие истории про некромантов и сам процесс распространения останков вызывал у него какие-то смутно-тревожные ощущения. – Это как сеять семена, правильно? Потому что с маленькими тварёнышами нам будет легче справиться, чем со взрослой гадиной, верно?..
Холодные мурашки сами забродили у него под кожей. Возможно, это было вполне естественной реакцией, ибо, раскалывая гадину, Перкс вспотел, а уходящее за горы солнце почти не грело. Однако суеверный проводник посчитал свое ощущение предзнаменованием дальнейших неприятностей их небольшого отряда и опасливо съежился, стараясь стать как можно более маленьким и незаметливым, словно жучок под камнем.

Отредактировано Колесо Судьбы (22.04.2013 16:24)

0

22

И опять Виз'зредд Виз’зрхард испытал тягостное чувство оттого, что упустил из виду важную вещь. Положительно, этот следопыт, хотя и не мог сравниться с ним по интеллектуальной мощи, в очередной раз высказал ценное соображение. В самом деле, некоторые существа могли жить, будучи разделенными на части. Хищный холодец, например, – тварь, по слухам, выведенная, чтобы очищать городские канализационные стоки от органики, но то и дело превращавшаяся в настоящую угрозу из-за непомерного разрастания. Окончательно он уничтожался огнем, хотя и требовало это огромных затрат энергии.
Маг приблизился к останкам монстра и пристально разглядывал их некоторое время. "Живой камень? Или... окаменевшее существо?" Ему пришли на ум некоторые морские обитатели, хищные моллюски с щупальцами, которые отличались умом и сообразительностью и хорошей способностью к регенерации. А еще, вспомнилось ему, они умеют менять цвет для маскировки и делать быстрые прыжки! "Пустынный осьминог?" Хотя отдельных щупалец и не наблюдалось, это могло быть связано с обитанием на суше: сухопутные моллюски их не имеют... Высокоразвитая нервная система... с выраженными псионическими способностями – а не магическими, как он предположил ранее (а это и плюс, и минус, разумеется). Хорошее цветовое зрение – его не могло не быть (раз уж оно мимикрирует), хотя теперь уже трудно было понять, где глаза. Не исключено, что их было много по периметру, а то и по всей поверхности существа.
Виз'зредд посохом покопался в останках, проверяя наличие отдельного мозга, но, похоже, его не было: мускульная сила, разум нервной системы, зрение глазок, похоже, были распределены по всему телу, что было изрядно весящим аргументом в пользу слов Перкса.
Право же, я рад, что Вы меня сопровождаете, Мистер Следопыт, – вежливо и с ноткой уважения произнес он. – Ваши замечания порой помогают мне увидеть очевидное. Я бы сказал, что Ваше предположение вполне разумно и может иметь место. Отдельные части этого существа, полагаю, могли бы существовать и охотиться независимо, а оно само, полагаю, отличалось завидными регенеративными способностями. На данный момент мы, полагаю, можем считать его мертвым, и Ваша заслуга в его уничтожении несомненна. Я вновь убеждаюсь в вашей полезности.
На пару секунд он прикрыл глаза: усталость накатывала весьма ощутимо, и даже промелькнула мысль, а не улечься ли на отдых прямо тут...
И опять же Вы правы в том, что нам следует вовремя добраться до убежища. Так что будьте любезны разбросать эти кусочки хотя бы на расстоянии десяти шагов друг от друга, а одну штучку попробуйте сохранить, если у Вас найдется подходящий мешочек. Желательно, плотный и с завязками. А я помаленьку пойду вперед.
После нескольких попыток маг смог подняться на ноги и, опираясь на посох, поковылял в сторону предполагаемой пещеры, то и дело останавливаясь, чтобы передохнуть, и борясь с искушением присесть. Размышления об окаменелости монстра решено было оставить до завтра...

0

23

Неожиданная похвала была слишком длинна и заумна, так что, едва волшебник дошел до конца, утомленный проводник уже забыл, о чем говорилось в начале. Слава Эа, хоть вторая часть с распоряжениями оказалась более понятной, хотя и навела Кристиана Перкса на некоторые тревожные мысли. «Тряпичный мешочек?..» – стоило волшебнику заговорить о мешке, проводник принялся в панике судорожно шарить по карманам. Перед глазами встала картина, как свеженайденный мешочек с изумрудами вываливается у него из руки, и падает, падает, и... «Ах, проклятие!» Перкс забыл его подобрать. Сначала он почувствовал, что за ними следят. Сразу после того волшебник обнаружил, что увидел привидение, мстительного духа, или как там его называют. Потом...
«Ниче... Завтра утром забегу подобрать подобрать, когда пойду на разведку... Сделаю крюк...» – попытался успокоить себя проводник. Оставалось только понадеяться, что за ночь ни ползучая пустынная тварь, ни дух, ни дроу – ни одна живая или неживая душа не позарится на его добычу. Ведь лежала же она там... и лежала-пролежала почти благополучно и десятки, и сотни лет – и никто из разных тварей не тронул ее... до тех пор, пока на это место не пришли они с магом. И вообше: что может приключиться с драгоценностями в этом месте за одну ночь?..
Предаваясь корыстолюбиво-тревожно-скорбным мыслям, щедро нашпигованным, словно кабаний окорок чесноком, сожалениями об упущенной выгоде, Кристиан Перкс зашвырнул несколько обломков пустынного монстра в разные стороны, примерился к оставшейся куче – «Нет, все не утащить...» – затем заграбастал к себе в руки сразу три или четыре куска и, отойдя подальше от монстровой туши, расшвырял их с гневом в разные стороны. Непредвиденная задержка его сердила. «Хоть бы этих кусков оказалось поменьше...» – замечтал проводник.
Часть кусков можно было расшвырять, отойдя в другую сторону – Перкс так и сделал. Теперь куча выглядела более подъемной. Перкс собрал остальные куски себе в подол (ни за что бы так не сделал, если бы предполагал, что животное может оказаться ядовитым!), а оставшуюся парочку, сердито плюнув на землю, распинал ногой в разные стороны. Оставался еще песок (а точнее, небольшая часть останков, разбитых до состояния песка), и довольно крупные бесформенные оплавленные куски, оплывшие тонким стеклянным налетом – в тех местах, где в существо попали магические молнии, – однако Перкс решил, что эти части тела уже никогда не оживут: ну иначе вообще абсурдно получается – на что тогда магия? Ведь не зря же существо тогда так верещало, да, правда?
– Можно двигаться, – сказал он волшебнику. После чего оглянулся, посмотрел на него. «Чертов маг уже потопал на отдых.» Про себя ворча, что кто-то работает, а кто-то только молниями швыряется, Перкс упрямо заковылял вслед за ним, не переставая разбрасывать камни... время от времени.
Кристиану хотелось побыстрее покончить со своей ношей. – Раз, два, три, четыре, пять... Девять, десять... Взмах – и камень летит налево. – Раз, два, три... Девять, десять... Следующий взмах – и камень летит направо. Счет и монотонные, повторяющие движения усыпляли: проводник буквально спал на ходу. Последний камень он чуть не выбросил, однако всё же оставил, опомнившись уже после того, когда занёс над головой руку.
– Тьфу ты, пропасть! – выругался проводник. Вследствие усталости у него уже не хватило сил на более грубые и разнообразные ругательства. – Совсем про тебя забыл!.. – он небрежно сунул камень в карман, совершенно забыв все предостережения.
До зияющего чернотой входа в пещеру оставалось буквально рукой подать.

--> Пещера

0

24

Солнце близилось к закату, но великим (по крайней мере, в собственных глазах) Виз'зреддом Виз’зрхардом овладело уныние. То и дело ему приходилось бороться с наступившей усталостью, буквально заставляя себя продвигаться вперед. Он уже был не рад тому, что применил заклинание, хотя разум твердил, что это было необходимо для победы над чудовищем. В ответ лезли пакостные мысли, что предполагаемое чудовище все же не нападало, более того, пыталось отступить, а психическое воздействие могло иметь целью отпугивание. "Но почему тогда оно не применило что-нибудь вроде Страха?" – разговаривал сам с собой колдун. – "Да потому что не умело его насылать! Все же его способности, надо полагать, скромнее, чем у великого мага!" – "Чепуха! Страх – весьма примитивное воздействие, даже проще, чем Усталость". – "А зачем ему Страх? Это же только отпугивает добычу!" – "Ну вот, значит оно все-таки считало нас добычей"...
Так, потихоньку размышляя о том, о сем, Виз'зредд подошел к торчащей из песка скале. Каменная громада частично выветрилась и обвалилась, образовав относительно пологий склон, над которым чернело отверстие.
С одной стороны, это хорошо: значит, песком ее не заносит. А с другой – неудобно в нее забираться. Впрочем, для обороны это преимущество. Но вот что если там уже кто-то сидит?
Впрочем, делать было нечего. Ночевать внизу было боязно, особенно в свете последних событий, и маг, пыхтя и отдуваясь, стал карабкаться вверх, то и дело оступаясь и отступая назад. В общем, получалось семь шагов вперед на два шага назад, но тем не менее, это был прогресс. Наконец он очутился наверху и, осторожно пригибаясь, мелкими шагами, подошел ко входу в пещеру. Здесь он остановился и оглянулся в поисках проводника. "Напрасно я пошел первым", – сразу подумал он. – "В конце концов, разведка – это по его части". Но опять же, делать было нечего: топтание на месте сразу выдало бы его нерешительность, и Виз'зредд, вздохнув, опасливо заглянул внутрь.

--> Пещера

0

25

Пещера <---

Вовремя вспомнив о мешочке с драгоценными камнями, Перкс решил сделать крюк и спуститься к развалинам: по его великому убеждению, бесхозное добро и так пролежало в бесприютном месте на одну ночь больше, чем нужно. Однако – возможно, это луна была виновата в том, что по другому падал свет – уже во время спуска проводнику начало казаться, будто бы это место в чем-то изменилось.
И запахи... Здесь появились другие запахи! Чем ближе становился проводник к тому месту, где он уронил вожделенный мешочек, тем все явственнее ему начинало казаться, будто бы он различает какой-то неприятный чужой запах. Перкс убыстрил шаг, начиная подозревать, что тот противный немытый чужак нагло прикарманил его добычу, но в действительности, оказавшись на месте, не сэкономил, а потратил около десятка минут на то, чтобы, ползая на карачках, обшарить весь ближайший участок земли, поскольку не нашел в себе силы сразу поверить в то, что найденный им мешочек и с изумрудами достался другому. Даже выпавшего камешка не удалось найти – тот, кто подобрал мешочек, задержался на этом месте еще несколько минут, чтобы собрать просыпавшиеся драгоценные камни. То ли похититель никуда не спешил, то ли он был слишком жаден – по любой из этих двух причин Перкс ни нашел ни камешка, и это изрядно подорвало запас его благодушия. К такому, как он сейчас, сладкий ночной сон не решил бы соваться – а ну как зашибет под горячую руку. Перкс тупо выругался, упомянув в одном предложении и каменного камнеполза, и более удачливого похитителя, их прародительниц, а также руки, ноги, ласты, хвосты и прочие причиндалы, которые они бы, к его вящему удовольствию, откусили бы друг от друга (проводник побоялся задеть лишь призрака, не говоря уж о своем нанимателе, поскольку в этот самый темный и жуткий час перед рассветом огромный пиетет у него вызывали лишь дела магические), затем собрал руки в ноги, а самого себя в кучку и, вскарабкавшись вслепую по склону (как и водится, пару раз поскользнувшись, оступившись и съехав вниз на пятой точке, однако ограбленному проводнику было не занимать упорства), так быстро, как только мог, припустил к башне, заметно поспешив с выводами о том, что именно там мог находиться тип, который прибрал к рукам его изумруды.

--> Наблюдательная башня

0

26

--> Пещера

Сияет Сердце Тьмы волшебным светом,
Что видеть многим смертным не дано.
За днём приходит ночь, зима идет за летом,
Всё в мире сём давно предрешено
... – шептал Виз'зредд Виз’зрхард про себя некогда сочиненные лично им стишки, которые, увы, даже он сам не мог признать хорошими и годными. Так, баловство со скуки. Да и сейчас он недоумевал, с чего это вдруг ему захотелось покинуть темную, относительно уютную пещеру и тащиться к какому-то сараю-переростку. Самым очевидным фактором была его любовь к ночным прогулкам, но для них хорошо выбирать знакомые, безопасные места, и к тому же нужно иметь поблизости уютный дом с камином и мягкой кроватью, в которую можно завалиться, нагулявшись и предварительно отогревшись.
Впрочем, ветер стих, наступило предутреннее безветрие, и воздух был свеж, но не пронизывал холодом, и после получаса прогулки Виз'зредд заметно взбодрился и даже начал высматривать по сторонам ползовиков, кои в его уме уже превратились из опасных врагов в биологические образцы для научной работы. Но те, как нарочно, именно сейчас попадаться на глаза отказывались. Что и неудивительно, учитывая их способности к мимикрии. Маг то и дело тыкал посохом в какой-нибудь камень и, убедившись, что "это не он", шёл дальше. Ему чудилось, будто теперь любой нормальный ползовик должен его бояться и пытаться спастись бегством...
Свистнул одинокий порыв ветра у него за спиной, и Виз'зредд резко обернулся. Но заметил лишь пыльный смерчик, уносящийся вдаль. Мнут пять маг озадаченно стоял, пытаясь вспомнить, свистят ли вихри, и если нет, то что это было. Наконец он решил не отвлекаться на очередную загадку пустыни и продолжил путь по направлению к башне, но стоило ему повернуться, как опять сзади что-то произошло. На этот раз звук напоминал сухое шуршание по песку. Виз'зредд внимательно вгляделся в то место, откуда послышался шорох, и похолодел. Крупный двухметровый ящер, ковыляя на скрюченных лапах, двигался явно к нему, и кажется, с недобрыми намерениями.
Но вместо того, чтобы порадоваться очередному открытию и подтверждению легенды, колдун вдруг почему-то пожалел об отсутствии рядом следопыта, так хорошо управляющегося с ножом и подручными орудиями, и внезапно захотел оказаться подальше от монстра. Даже магические стрелы перестали казаться веским аргументом, и маг начал отходить назад (а к башне – которая сразу же представилась вполне себе укрытием – вперёд), сначала медленно, а потом всё быстрее. Он полагал, что ящерам хватает сил только на один рывок, после чего им нужно передохнуть, и считал, что сумеет оторваться от ночного преследователя. Несмотря на то, что он неплохо выспался, мысль о магическом ускорении вызывала страшный протест всего его существа, и маг решил, что по возможности будет полагаться на физические силы, а магию стоит поберечь на крайний случай.
То и дело оборачиваясь, только чтобы убедиться, что ящер не отстаёт, Виз'зредд Виз’зрхард полушагом-полубегом приближался к башне. Внезапно, скользнув взглядом по песку, он заметил знакомые следы (знакомая форма обуви, знакомое расстояние шага, знакомый поворот ног при ходьбе), ещё не задутые ветром. Следы вели к башне, но явно не от пещеры, а скорее, от развалин, где маг и следопыт были днём. Маг подумал, что Перкс, наверное, решил заглянуть туда, чтобы посмотреть, не валяется ли там ещё сокровищ, и только после этого вернулся к основной цели разведки. И видимо, он прошёл недавно. Сразу же почувствовав себя увереннее и приободрившись, Виз'зредд понёсся к башне, сочиняя в уме легенду об обнаружении ещё одного редкого вида пустынных обитателей благодаря своим недюжинным способностям, легенду, которую он собирался преподнести проводнику и по которой редкое животное надо было взять живым и относительно здоровым, а для этого следовало заманить его в башню и запереть там, пока колдун будет спокойно пытаться его усыпить своими чарами.

--> Наблюдательная башня

Отредактировано DarkRaven (20.08.2013 17:08)

+1


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » Южные горы » Развалины