Миранделла: Enchanted World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » Южные горы » Наблюдательная башня


Наблюдательная башня

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Одна из сторожевых башен в районе гор, отделяющих Волшебный лес от Орочьей пустыни, служащая для наблюдения за горными проходами и своевременного предупреждения об орских набегах. В настоящее время, скорее всего, заброшена из-за потери бдительности после долгих лет мирного времени.

Отредактировано Колесо Судьбы (28.05.2013 18:33)

0

2

Развалины <---

Отмахав примерно две третьих пути до башни и выйдя на отрезок дороги, покрытый не камнями, а слежавшейся тяжёлой глинистой пылью, Перкс заметил следы и еще пуще утвердился в мысли, что идет по следу наглого вора. Следы неровною цепочкой вели по направлению к башне, перекрывая местами более старые и ведущие в противоположном направлении. Проводник наклонился, разглядывая следы, прочистил пальцем ноздри, а кашлем горло, сплюнул и злорадствующе хмыкнул. Только люди могли передвигаться в столь неудобных сапогах со скверно прибитыми набойками – один каблук на толщину мизинца Перкса длиннее другого – и при этом полагать себя владыками всего известного и неизвестного мира.
Кристиан Перкс великодушно решил, что сапоги незадачливый грабитель может оставить себе, и снова пустился в погоню за вором.
Запах прогоркшего жира ударился ветром в ноздри, едва лишь темнеющий силуэт высотной башни выдвинулся из-за поворота. Увлеченный праведным негодованием проводник не сразу сообразил, что его неприятель здесь не один – слишком много вони для одного человека.
У подножия башни копошилась темная человеческая фигурка, увлеченно пиная кладку. Перкс достал ножик и направился к ней, уже предвкушая, как он заставит этого типа выложить ему все награбленные сокровища. Когда до незнакомца оставалось несколько метров, тот вдруг повернулся и осклабился.
– КОШЕЛЕК ИЛИ ЖИЗНЬ? ХУХ! – гаркнул он, принимая Перкса за кого-то из своих подельников. – Собирался подшутить надо мной, Барт?.. – и, как будто нарочно, именно в этот момент он понял свою ошибку. – Ты не Барт. Ты... ЛЮДИ-И-и-и-и!.. – заорал он, как будто резаный поросенок, в самый решительный момент пустив петуха, пока проводник не врезал ему что было силы под диафрагму. После этого боевой клич оборвался, однако дело было уже сделано: на верхних этажах закопошились другие разбойники. Ударенный Перксом ловил и жадно глотал ртом воздух, говорить он не мог, однако это вовсе не помешало ему вытащить из-за пояса свой кинжал – еще больше и еще длиннее, чем у Перкса. Проводник попятился, держа перед собой свой длинный ножик. Только сейчас до Перкса начало доходить, в какие неприятности затащила его шкуру его собственная самонадеянность.

0

3

Издалека – с той самой стороны, откуда пришел Перкс – послышался гулкий топот, как будто бы о землю размеренно грохалось что-то тяжелое, и размерами намного покрупнее лошади. Разбойник на башне что-то завопил, показывая туда, откуда доносились эти странные звуки, Перкс и его вражина по инерции обменялись еще несколькими ударами, прощупывающими оборону супротивника, однако враг вскоре слился и поспешил укрыться за стенами башни. Перкс пожал плечами, в недоумении обернулся, и...
– ОЙ, МАМА!!.. – завопил проводник и в несколько прыжков почти догнал беглеца, успев вцепиться ногтями за самый край наружной двери как раз в тот самый момент, когда она закрывалась.
– Сгинь, змиев прихвостень! Проваливай, пока цел! – грубо отозвался труженик ножа, дубинки и кастета, продолжая тянуть дверь на себя. К нему присоединились еще несколько чьих-то больших сильных рук, и их объединенными усилиями проводник оказался по наружную сторону башни. Теперь уже окончательно.
Перкс завертел головой, пытаясь определить, насколько близко от него находится крупный ящер, в панике принятый проводником за дракона, и только сейчас заметил волшебника. Первым его побуждением было крикнуть: «Что делать будемте, господин маг!», однако почти сразу же проводник сообразил, что наличие мага в команде лучше всего будет скрыть – и от лихих людей, и от ящера. Перкс подобрал ближний камешек и бросил его в приближающее чудо-юдо – с расчетом, чтоб отвлечь того от волшебника – и кинулся прочь и наискосок, стараясь оказаться как можно дальше от этого места, когда ящер заинтересуется, откуда прилетел в него камень.

0

4

--> Развалины

Подбегая к башне, Виз'зредд Виз’зрхард заметил, что там происходит нечто странное, но что именно – так и не понял, поскольку то и дело оборачивался назад и думал о другом. Внезапно он сообразил, что загнать ящера в башню не так-то просто, если упомянутый не убегает, а наоборот – преследует. Значит, требовалось или перевернуть ситуацию, или менять планы срочно, на ходу. Вернее, на бегу. На секунду Виз'зредд пожалел, что не разучил какую-нибудь магическую заморозку, которой его коллеги тушили мелкие пожары в лабораториях, отгоняли вредных собак (не менее эффективно, чем ведром воды, по их словам), а в жару – даже охлаждали напитки. Можно было предположить, что на холоднокровное заморозка подействует ещё лучше... Тут маг заметил проводника, который, не теряя времени, запустил камнем в ящера. "Что значит навык, – завистливо подумал Виз'зредд, поскольку Перкс, не имея, кажется, темнового зрения, попал ящеру точно в глаз, отчего тот дёрнулся в сторону, фыркнул и застыл, разинув пасть.

Воспользовавшись этой задержкой, маг коротким рывком увеличил расстояние до зверя и, чувствуя себя увереннее в присутствии весьма полезного и толкового союзника, остановился, чтобы отдышаться и придумать новый план по изоляции объекта. Пока что на ум ему пришло только странное мысленное видение того, как они вдвоём переворачивают ящера на спину, поднимают и засовывают в окно. Этому плану, впрочем, мешало то, что окна были во-первых, высоко, а во-вторых, узкими. Как бы то ни было, ничего лучше пока на ум не приходило. Поэтому он громким шёпотом обратился к Перксу, спрашивая, как бы им загнать ящера в башню. Тут ему вспомнилось, что многие звери боятся огня, и он сразу поделился этой мыслью с проводником, полагая, что тот раздобудет факелы, а он сам их запалит.

0

5

Ящер не сумел разглядеть Перкса по той элементарной причине, что камень угодил ему прямо в глаз. Не будь того, ему бы не удалось так легко и споро отделаться от разъяренной громадины. Скорее всего, проводнику пришлось бы побегать – и очень быстро.
Злобная рептилия яростно взрыкнула и остановилась, гадая, куда подевался ее обидчик, и кого нужно срочно хватать и жрать, дабы впредь не дерзал покушаться на ее орган зрения.
– Мы здесь не одни, господин, – так же громко прошептал в ответ Перкс. – Как оказывается, башня занята и заперта. Я пытался войти внутрь. Меня не впустили.
Мысль о факелах также не вызвала у проводника энтузиазма. Они с магом и так оказались уже как будто бы посреди двух огней – какие уж тут факелы? На ум Перкса пришло одно воспоминание: так поступал его любимый сказочный герой в затруднительных ситуациях. Перкс понадеялся, что их ситуация под это выражение подпадала.
Он подобрал крупный камень, размахнулся и запустил его вверх, по дуге. Перейдя через верхнюю точку своей траектории и опускаясь вниз, камень должен был угодить в ящера, создавая у последнего впечатление, будто камень в него запустили сверху, из башни. Если удача оказалась бы на стороне проводника, то внимание ящера должно было переключиться на разбойников, вот уже сейчас проявляющих беспокойство – и тогда они с магом получили бы больше времени, чтобы придумать, как перехитрить и победить и разбойников, и рептилию.
– А вы можете поджечь дверь? – поинтересовался Перкс у волшебника, запустив прицельно еще один камень, видя, что его предыдущий обманный маневр прошел впустую и удара вскользь по своей толстой шкуре разъяренная рептилия так и не почувствовала.

Отредактировано Колесо Судьбы (23.08.2013 12:43)

0

6

Ну, вообще-то, могу, - шёпотом пробормотал колдун, утирая пот со лба и приходя в себя. – Стрела Хаоса выбирает тип урана, то есть, урона, который наносит максимальный ущерб цели. А поскольку дверь деревянная, то и главная её уязвимость – к огню. Вот только я пока не соображу, какой в этом смысл... Я бы предпочёл сохранить дверь целой, иначе ящер – после того, как мы его туда поместим – сможет вылезти наружу.
Впрочем, подумав ещё немного, он осмотрел дверь и решил, что, для начала, можно поджечь её сверху, чтобы нижняя половина осталась на месте. Тут вдруг его что-то смутило, и он вновь присмотрелся к доскам. Магическое зрение, кажется, обнаружило кого-то по ту сторону, и этот кто-то стоял довольно близко.
Кажется, за этой дверью кто-то есть, – осторожно произнёс он и вдруг сообразил, о чём ему говорили с самого начала. В его башне (ну, не его, но он-то уже запланировал её использовать!) завелись посторонние, не пускающие их внутрь!
Какого чёрта они о себе возомнили? – зло фыркнул Виз'зредд, и его рука почти автоматически вытянулась в сторону двери, выпустив светящийся шарик заклинания. Полыхнуло. Раздался треск, какой издают дрова в костре, и верхнюю половину двери охватило пламя, жадно пожирающее высохшие доски. Огонь сразу осветил всё вокруг.
Шипя от боли, маг отвернулся и зажмурил глаза, всё ещё чувствительные к яркому свету, с опозданием понимая, что вот теперь-то ящер точно знает, что Виз'зредд Виз’зрхард здесь. Сосредоточившись, как и положено настоящему магу, он проморгался и громко прошептал:
Не пора ли нам переходить к следующей части Вашего плана? И, сдаётся мне, нам стоит поторопиться.

0

7

– Уу-у-ух! Здоровски пальнуло! – злорадно, но не слишком громко выкрикнул Перкс, как только до него донеслись грохот, вспышка и жар от загоревшейся двери. Да, и крики разбойников, бессильно сквернословящих по ту сторону двери. – Уж теперь-то мы вам покажем! На всю жизнь запомните!..
И осекся. Здоровенный двухметровый ящер, вытянув шею и повернувшись к башне и всем присутствующим здоровым глазом, с нездоровым интересом присматривался к двери – и Перкс мог бы дать любую из своих двух рук на отсечение, что подозрительно сощуренные маленькие рептильи глазки (еще бы, в особенности для такой большой зубастой морды) постепенно наливаются кровью, а вовсе не отблеском от пожара. Вряд ли ящер понимал связь между магией и возгоранием, однако пару существ в непосредственной близости от строения он не мог не заметить. А теперь не мог не признать, что они оказываются единственной его добычей. Если только они немедленно что-нибудь не придумают.
И похоже, что камешки этой махине были все равно что мушиные укусы – поле зрения, разве что, сузилось, а желание поймать и сожрать обидчика (к коему приписывались все живые существа, оказавшиеся в зоне досягаемости разъяренной рептилии), наоборот, возросло до небес. Вплоть до самой верхушки башни.
Пока пытающиеся погасить огонь разбойники напряженно спорили, кто поджег их дверцу: дракон или колдун – «Быстро сообразили, вороватые гады, будто мысли подслушивали...» – Перкс махнул рукой, показывая, что они должны сейчас отступать, швырнул ящеру в глаз песком, привлекая его внимание, и затрусил вокруг башни, отвлекая ящера от волшебника.
– Погодите, когда совсем прогорит, а затем заходите внутрь и превращайте их в крыс! – крикнул он, искренне надеясь, что разбойничий люд не разбирается в сортах магии и даже не поставит под сомнение, что господин на это способен.

0

8

В крыс? – удивлённо пробормотал Виз'зредд Виз’зрхард, уже проморгавшийся и пришедший в себя. Такой магией он не занимался и даже не изучал её основ...
Заинтересовавшись задачей, он застыл на месте как столб, перебирая доступные ему возможности, и пришёл к выводу, что лучшим средством будет попытаться наколдовать на незваных захватчиков "Страх". А также "Проклятие", "Уныние", "Усталость", "Слабость". И на себя – "Отвращение", чтоб не приближались к великому и могучему магу. Это из арсенала Тьмы. А из репертуара Хаоса подойдут "Паника" или "Замешательство" и, возможно, "Голод" на ящера – если негодяи в башне окажутся к нему ближе. Размышления колдуна походили на логическую задачу про детей и котят – Виз'зредд уже прикидывал, на кого какие заклинания накладывать, чтобы получить наилучший эффект... Вот только времени было мало, да и условия для раздумий были некомфортными.
Оглянувшись на ящера, маг чуть не подскочил на месте, но сумел сосредоточиться и сотворить "Отвращение". В последнюю секунду ему подумалось, а не лучше ли попытаться набросить его на одного из засевших внутри, но решил, что ящер пока снаружи, и это важнее. Холодная липкая мистическая ткань заклинания окутала его тонким тёмным покрывалом, и на секунду его аж передёрнуло от внезапно накатившего омерзения и тошноты, но неприятное чувство быстро прошло. Ещё раз проверив обстановку, он с облегчением убедился, что ящер отвлёкся на проводника, который, видимо, задумал какой-то хитрый обходной манёвр и, наверное, решил подманить зверя под окна башни с другой стороны, чтобы корм для ящера не разбежался. "Как удачно, кстати, что корм оказался под рукой. Теперь можно смело запирать монстра внутри и отправляться в город, не беспокоясь о пропитании данного экземпляра", – мимоходом подумал Виз'зредд. Осталось доразобраться с захватчиками чужой собственности.
Итак, следующим номером шла "Паника". Маг задумался. Бросать заклинания сквозь огонь было рискованно, да и сквозь стену тоже неудобно. И трудно целиться притом... Виз'зредд, покрутив посох так и сяк, прикидывая углы и расстояния, улегся на живот и примерился направить чары снизу вверх наискось сквозь нижнюю половину двери, пока целую. Затем почти быстро и совсем почти проворно он подполз ближе, чтоб бить наверняка. В этот момент одна из верхних досок треснула, рассыпая уголья, а наглый ветерок, которого буквально только что не было, подхватил искры, и часть из них попала колдуну за шиворот.
Мммнгххх! – прошипел маг, чувствуя нарастающую злость и даже не заметив, как подготовленное заклятье сорвалось с кончика посоха и влетело в башню, на мгновение окрасив пламя внизу в синий. Оглушительный визг застал его врасплох, и он поспешно дёрнулся, пытаясь встать, но тут же, неловко опершись о горку песка, съехал вниз и растянулся, как медуза на пляже. Ему показалось, что он слышит удаляющийся топот, и потом всё стихло, только трещал огонь и посвистывал лёгкий ночной ветерок.

+1

9

Определенно, ящер предпочитал молодое мясо старому и жилистому. Он не отставал от проводника ни на шаг, и Перкс уже начинал жалеть, что взял самую беготную и трудную часть на себя. С другой стороны, колдовать он все равно не умел, а речь шла о спасении его собственной драгоценной шкуры. Так что приходилось удирать со всех ног, держась возле самой стены башни и стараясь как можно резче повернуть при очередном повороте – уповая на то, что чертова зверюга по инерции продолжит двигаться по прямой и тем самым потеряет проводника из виду.
Сверху издевательски-подбадривающе улюлюкали, во весь голос выкрикивая ставки то на проводника, то на ящера – и проклятую рептилию как будто бы воодушевляли эти крики. Перкс в очередной раз круто свернул и услышал сверху: «Не туда пошла, дура! Не туда!», сбился с ноги, оглянулся и только сейчас понял, что кричали не ему. Чувствуя, что почти выигранное пари уплывает из-под носа, самый вспыльчивый и крикливый любитель легкой наживы швырнул в ящера чем бог послал под руку.
Зря он это сделал. Потому что попал. И это было не оставлено без внимания.
Более не беспокоясь теперь о ящере, который на текущий момент приобрел раздражитель посущественнее (и потерял с виду старый), Перкс поспешил к двери – поскольку, обежав вокруг башни, он снова оказался на ее передней стороне, что только что сообразил по видневшемуся где-то вдалеке перед ним пламени. Быстро, но стараясь, однако, не шуметь и не высовываться, чтобы не засекли лиходеи. Не то, чтобы он сомневался, будто ящер может понимать человеческую речь...
Вдруг откуда-то внутри башни раздался оглушительный визг.
– Так им, Мастер!.. – выразил вполголоса свое одобрение проводник и заспешил к двери, чтобы успеть к раздаче люлей (а также пинков, затрещин, колотушек, магических разрядов, файрболов и прочих неудобоваримых угощений), которыми его маг, как было видно (точнее – слышно по раздававшимся в башне крикам), собирался щедро попотчевать захватчиков. Выбив с пинка нижнюю, не тронутую пожаром часть двери, Перкс вломился в башню, перекатился, сбивая с себя приставшие, как банный лист к распаренному телу, языки огня... и обнаружил себя лицом к лицу с запуганным до полусмерти нечесаным бородатым детиной.
– ..где же вы? – с удивлением договорил проводник, имея в виду, разумеется, своего господина.
– Изыди, демонская рать! – в страхе пробормотал лихой тать, только что лицезревший появление «демона» в догорающем дверном проеме. Поблизости от него других супостатов не наблюдалось – по-видимому, превратились в крыс и разбежались в страхе по углам, а этот, почему-то там, уцелел. Перкс пожалел, что оказался слишком занят, чтоб лицезреть победоносное наступление своего господина. Рука разбойника дернулась, похоже, собираясь сложиться пальцами в символ веры, которым суеверные крестьяне-землепашцы отгоняли разного рода нечистую силу. Однако проводник, не удержавшись, хихикнул, и пальцы бородача сложились сами собой в весьма оскорбительный и неприличный кукиш. Перкс, разозлившись почти как тот ящер, шагнул к нему – детина отшатнулся, забившись в угол и защищаясь обломками стула.
– А почему ты не превратился? – с грозным видом спросил проводник. Детина промычал в ответ что-то несуразное: похоже, что заклинание или страх лишили его самого важного – дара речи.

0

10

На секунду Виз'зредд Виз’зрхард опешил: его сильно впечатлила та лёгкость, с которой его компаньон снёс запертую, пусть и частично прогоревшую дверь. Не отличаясь особенной физической силой, да, в общем-то, и ловкостью, он в который раз удивился и порадовался многочисленным талантам своего спутника, очередной из коих он только что лицезрел. Сразу почувствовав себя увереннее, колдун гордо выпрямился и, небрежно постукивая посохом, прошествовал в наземный этаж постройки, аккуратно переступая через тлеющие угли.
Затем он кое-что вспомнил и на ходу попытался подкорректировать висящее на себе заклинание, чтобы оно не подействовало на Перкса. Вновь на короткое время он почувствовал омерзение до дрожи, а потом...
Виз'зредду показалось, что пол под ногами перекувырнулся и зашатались стены, грудь словно наполнилась едкой гарю, а желудок свело судорогой. "Отвращение" выскочило из-под контроля и разлетелось во все стороны, словно клочья зловонной темноты. Тяжело дыша, с вытаращенными глазами, колдун стоял, пошатываясь. В голову прокрадывались подозрения, что оболочку заклинания возле его ног задел недотушенный огонь, по которому ему вздумалось пройти. Маг в ужасе огляделся: повсюду в воздухе, в радиусе пол-высоты башни, словно парили невесомые хлопья, истекающие чернотой.
Огонь! – хрипло проревел он. – Огонь! Он уничтожает!.. Нам нужен огонь!
Собственно, так он пытался объяснить, что, если держаться возле пламени, можно защититься от нештатно развеявшегося заклятия. Поискав взглядом вокруг, он не нашёл ничего лучше деревянной лестницы, уходившей куда-то вверх, и, недолго думая, подскочил ближе и запустил очередную "Стрелу Хаоса", поджигая высохшие доски.
Вот! Огонь! Он развеивает! В пепел! – прокаркал Виз'зредд, размахивая для большей понятности руками и посохом. – Сюда! – добавил он и вновь показал посохом на проводника и на горящую лестницу. В этот момент он наконец обратил внимание на одного из шайки, которого Перкс, по-видимому, допрашивал с пристрастием. Колдуну было весьма любопытно узнать новости, но отойти от огня он боялся и решил попросить проводника перенести допрос в более безопасное место. – Сюда его! Этого сюда! – на всякий случай быстро добавил он, для верности ещё раз ткнув посохом в сторону разбойника.

0

11

– О-ох!.. – Перкс не знал, что это такое только что произошло, но определенно не хотел повторения. Страшные отвратительные чудовища, скрывающиеся в самых темных углах башни, вдруг разом набросились на него (и проводник понимал, что, скорее всего, уже не успеет на то среагировать – дай Эа, если успеет сказать только «ой!»), налетели со скоростью пикирующего ястреба... и вдруг пронеслись мимо, пройдя насквозь его драгоценную тушку, взвились куда-то ввысь и исчезли, оставив после себя только то неприятное ощущение, словно Перкс вляпался в кучу каких-то дурнопахнущих отходов. Как будто бы эти разбойники содержали тут свиней...
– Что это было? – растерянно переспросил проводник. Перепуганный детина не отвечал. Повалившись на колени, он истово молился божеству, торжественно обещая Единому Эа глубоко раскаяться, завязать с разбоем, посыпать голову пеплом и уйти в монастырь, а заодно пожертвовать на храм все награбленное, еще раз глубоко раскаяться и завязать с разбоем, раздать награбленное бедным, и наконец, как венец всего этого апофеоза, отыскать всех пострадавших от трясущегося здесь дорожного героя кистеня и дубинки и возвратить обратно нечестно отнятое у них добро, включая то, что было благополучно пропито, проедено и прогуляно.
Не будь проводник настолько деморализован нападением чудовищ, он бы воспользовался случаем и не постеснялся востребовать у детины присвоенные кем-то из его подельников драгоценные камушки (найденные тем точно так же, как и Перксом, а следовательно, имеющим не меньше прав на присвоение брошенного имущества – однако кого интересуют такие детали, когда речь заходит о сокровищах?).
Появление волшебника вернуло проводника к реальности. Более того, Перкс тут же сообразил, что чудовища разбежались по углам именно из-за победоносного наступления волшебника, и хотя не был в курсе, каков у того план, однако тут же преисполнился уверенности, что они с волшебником – это непобедимая команда, не то что убежавшие наверх разбойники, периодически испуганно кричащие о нападении демонов.
– Огонь! Огонь! – подхватил Перкс. – Нам нужно сделать факел. – Вообразив, что ради сотворения колдовства его волшебнику требуется больше света, он огляделся по сторонам – усвоенные опытом знания подсказывали ему, что в таких темных и полутемных помещениях обязательно можно найти факелы. Можно, но не должно. Слегка подгоревший факел, погашенный возможно, недавно, а возможно, день, два, или даже неделю назад – кто знает, когда его выдернули из укрепления на стене – от догорающих обломков двери вскоре зажегся снова, Перкс с чувством гордости и глубокого довольства собой помахал им в воздухе.
– Эй ты, вставай! Поди сюды! – угрожающе прикрикнул он на детину. Тот вытаращился на посох с точно таким же страхом, с каким повстречавшиеся с ним в неудачном для себя месте и в неудачное время люди пялились на длинный разбойничий кинжал, кистень или дубинку, однако расхрабрившемуся проводнику было чуждо чувство жалости. – Мой господин собирается тебе что-то приказать.
Детина неуверенно, на подгибающихся ногах подошел ближе. Волшебник и Перкс – то один, то другой – находились между ним и дверным проемом, так что как бы он ни хотел как можно скорее удрать отсюда, ситуация была яснее некуда, однако характеризующие ее слова были слишком... по-простонародному грубыми, чтобы посметь омрачить ими воздух в присутствии такого важного господина.
– Ж-живота, в-ваше в-высокоб-благородие, ж-живота... – заикаясь от перепугу, пролепетал детина. – Я не виноват, это меня б-бес попутал... – и указал дрожащим пальцем на бесформенное черное облако, висящее в воздухе где-то позади Перкса.
Не имея глаз на затылке, проводник счел нужным воспринять сказанное разбойником на свой счет и с соответствующим выражением на лице оскорбиться.

Отредактировано Колесо Судьбы (27.11.2013 19:33)

0

12

Который именно? – строго спросил Виз'зредд Виз’зрхард, нахмурившись. Ему на память сразу пришли некоторые имена обитателей инфернальных измерений. Возможно, стоявший перед ним разбойничек и не смыслил в демонологии, но основные приметы должен был заметить. На всякий случай, маг решил дать подсказку столь неразвитому уму: – Зеленоватый, дурно пахнущий, с плоской головой или красный, высокий, с четырьмя когтистыми лапами?

Как ни странно, но то ли ощущение того, что его боятся, то ли профессиональный вопрос вполне успокоили Виз'зредда, и он уже пришёл в себя. Утвердительно-одобрительно колдун кивнул проводнику, который, как всегда, понял его с полуслова и быстро среагировал, очистив область вокруг своей головы пламенем факела.

Во всяком случае, ситуация, кажется, начала проясняться. Вероятно, это сборище, засевшее в его башне, было тайным культом демонов или служило могущественному колдуну-вызывателю. С этим уже можно было работать. Но простой и ясный вопрос почему-то поставил разбойника в тупик. Он только пробормотал что-то вроде "вашство" и снова ткнул пальцем в обрывок заклинания. Виз'зредд недовольно посмотрел на облачко черноты. За каким-то чёртом оно то ли не рассеивалось вообще, то ли делало это очень медленно и незаметно.

...Когда он учился в Академии, среди студентов ходила страшная байка про чёрное заклинание. Неправильно развеянные чары якобы могли обрести собственный разум и существовать сами по себе, высасывая ману из доступных источников, например, долговременных заклятий на предметы или на местность, а иногда начинали охотиться на их создателя...

"Суеверия", подумал маг.
"Ага", раздался чей-то голос в его мыслях.
"Почудилось", подумал маг.
"Наверное", отозвался кто-то.
"Точно?", переспросил маг.
"Определённо".
"Ну тогда всё в порядке", решил маг.

И что же вы тут собирались делать? – Виз'зредд вернулся к допросу разбойника. – И нечего оглядываться. За себя отвечай.

0

13

Перкс помахал вкруг своей головы факелом и только-только собирался обозвать разбойника каким-нибудь хлестким и едким простонародным словечком, чтобы тот впредь думал, прежде чем обзывать его бесами. Однако что-то в вопросе волшебника заставило вдруг проводника заподозрить, что на самом деле все обстоит серьезнее, чем кажется.
«Ёшкин кот...елок!..»
Бес находился где-то позади него, возможно – прямо за его спиной, и вероятно, собирался сделать сейчас с Перксом что-то очень плохое. Проводник изо всей силы боролся с желанием оглянуться, уверенный, что именно это и спровоцирует выходца из преисподней напасть на него, раз тот пока не собирался.
Детина помотал головой, так же изрядно напуганный, но все же находящийся в выгодном положении по сравнению с проводником. Перкс заставлял себя – неустанно и безотрывно – следить за его взглядом, в надежде, что если бес решит наброситься него, то это отобразится в глазах разбойника – и, сам того не заметив, почти загипнотизировал себя этим взглядом.
– Не, ваша милость... – незадачливому вояке кистеня и дубинки было также неуютно под взглядами двух враждебно настроенных против него людей, один из которых, по-видимому, являлся могущественным магом, а второй только и делал, что смотрел на него – и так нехорошо смотрел, что душа сама собой опускалась в пятки. – Этот черный такой, косматый... вона вверх полетел... – сам детина старался находиться как можно ниже, лишь бы только не привлекать внимания беса. – Наши все для него сейчас – на один кус-кус, а снаружи там – ваша зверушка дожидается... – похоже, он вообще старался казаться забитей, безобиднее и безопаснее, чем это было на самом деле.
Услыхав, что бес переключился на верхние этажи, проводник позволил себе оглянуться – действительно, прямо за его спиной ничего не было. Чуть дальше и чуть выше в воздухе висели черные хлопья сажи, слегка всколебленные движением его факела. Они были похожи... Перкс проморгался и уставился на облачко еще раз – и сравнение само собой всплыло в его мозгу.
«Котелок закопченый! Это же...»
«Рой!..»
Перкс поднял факел и приблизился к рою. Известные ему пчелы – если уместно такое сравнение – как огня боялись огня, и бесовы пчелы в башне были не исключением. Черное облачко с едва слышным шипением уменьшилось в размерах, как будто факелом был из него выжжен хороший кусок, и поднялось еще выше, так что теперь проводнику до него было уже не достать, даже встав на цыпочки, однако даже не попыталось напасть на него в ответку. Перкс перешел на другое место, лишь бы только не находиться возле этого неизвестного феномена, и услыхал окончание разговора разбойника и своего мага. До того момента не было слышно ни звука, окромя шипения роя – словно бы Перкс оглох, или натолкал себе в уши по большому куску корпии или воска.
Конечно, детина клялся, что он ни в чем был не виноват – это все Ульрик нашел у развалин какие-то драгоценные камушки. А наутро вслед за камушками появились и господин многоуважаемый маг с помощником, и ящер... И тут же всё, как говорится, и завертелось...
Вопли на верхних этажах к этому времени уже притухли – то ли разбойники были окончательно деморализованы, то ли, наоборот, сумели справиться с паникой и готовились перейти к контратаке. Ящер – тоже вот, лёгок на помине – остановился напротив входа, так что в дверном проеме виднелась его задняя лапа, и царапал когтями стену где-то поблизости. До момента, когда он заметит дверцу, оставалось совсем немного (может, уже заметил – просто не хотел связываться с догорающими обломками, пока они совсем не потухнут).

0

14

Виз'зредд Виз’зрхард недовольно посмотрел на дверной проём. Он-то был не против считать ящера своей зверушкой, но оставалось убедить в этом самого монстра. Вероятно, ящер заметил кого-то наверху и теперь пытался влезть по стене. В любом случае, сейчас надо было разбираться с разбойниками. Тем более, что никакого демона, похоже, не было – за него приняли обрывки "Отвращения". Которые полетели наверх... Причём сами собой... Может, и вправду они обрели подобие примитивного разума? Во всяком случае, колдун был почти уверен, что сумеет их уничтожить.
Затем он осмотрел горящую лестницу: теперь, чтобы спуститься, пришлось бы прыгать, хотя и не слишком высоко, либо сползать по верёвке. В обоих случаях ему предоставлялись прекрасные мишени для магических атак. Если только они не вылезут из окон наружу, конечно. Но пока там ящер, хотя и с одной стороны башни. Виз'зредд подумал над услышанным в ходе допроса и предположил, что драгоценности ещё не поделены, а значит, разбойники, скорее всего, будут держаться вместе, не доверяя друг другу. А возможно, и пытаясь избавиться от соучастников, чтобы не делиться добычей. Тут ему в голову пришла мысль насчёт разделения и власти, и он решил испробовать подход, которым, судя по прочитанным книгам, славились Дети Тьмы. Он вновь повернулся к разбойнику и постарался принять как можно более дружелюбный вид.
Как же с тобой поступили несправедливо! – произнёс он голосом, полным участия. – Бросили одного внизу, на растерзание чудищу. Ведь могли же, увидев, что тебе плохо, потащить за собой, чтобы вы все вместе укрылись наверху. А потом, когда опасность минует, дали бы заслуженную часть драгоценностей, и ты мог бы уйти из этой проклятой пустыни, вернуться в город, зайти в первую же таверну и заказать всё, что пожелаешь! Любую выпивку, любимую закуску. И все бы на тебя смотрели и завидовали, как тебе повезло – найти клад и вернуться целым, несмотря на все опасности. Ты ведь был бы настоящим героем. А я таких уважаю. Ты же знаешь, что все великие волшебники уважают настоящих героев, – в продолжение всей речи маг смотрел пленнику прямо в глаза немигающим, гипнотизирующим взглядом. – Кстати, – добавил он, обращаясь к проводнику, – Как Вы думаете, дождутся ли его, чтобы поделиться драгоценностями?

0

15

Перкс не мог поверить своим ушам. «Сочувствие... этому?! За какие-такие заслуги?..» Он тоже хотел иметь любимую закуску и выпивку – и то, что волшебник так легко пообещал их кому-то левому, которого знает не долее четверти часа...
Сиё, мелко говоря, удручало. «...найти клад и вернуться целым, несмотря на все опасности...» На таких условиях Кристиан Перкс тоже хотел бы стать настоящим героем. «Клад должен достаться нам. Или хотя бы мне...» Так Перкс решил, а уж если что втемяшивалось в его не очень образованную бошку – то заседало в ней крепко, словно заноза, впившаяся в мягкую часть тела.
– Я думаю, они уже делят их, – с обидой откликнулся проводник. – А если нет, то вскорости дотумкаются до этой мысли, едва найдут пути улизнуть. Как только ящер сообразит войти сюда через эту дверь, – Перкс показал рукой, чтобы ни у волшебника, ни у разбойника не оставалось сомнений, через какую дверь может появиться разозленная чешуйчатая образина, – то все мы, многоуважаемые господа, окажемся с вами в ловушке, словно куропатки в силках. На блюдечке с голубой каёмочкой... – проводник заметно нервничал, погибать во цвете лет ему не хотелось. – Надо завалить дверь чем-нибудь тяжелым, – вдруг осенило его. – Чем-нибудь несгоревшим. А потом надо будет потумкать, как можно забраться в башню. Эй ты, дубина!.. – только сейчас до него дошло, что разбойника можно будет использовать в качестве бесплатной рабочей силы. – Что ты стоишь? А ну помогай!.. Думаешь, не сожрут тебя за компанию? Думаешь, эти сверху дадут тебе твою долю? На блюдечке с голубой каемочкой?..«И далося мне это блюдо» – Ищи, чем можно заложить дверь, – сам проводник тоже усердно зашарил глазами по сторонам. Будь он сейчас слеп как крот, и то лез бы из кожи вон, чтоб отыскать путь к спасению. «Заложить дверь... или подняться с боем наверх...» В этой войне хороши были сейчас все средства.
– Доска, ваша милость, доска... – на удивление, детина принял топорно навязанные ему цели и правила игры, и сейчас старался не покладая рук.
– Ее не хватит, – сварливо буркнул проводник, разглядывая предложенную находку. Глас здравого смысла подсказывал ему, что вовсе не дело ссориться с новоприобретенным союзником, однако против природы не попрешь – в настоящий момент Кристиан Перкс был сильно не в духе и переживал за собственную драгоценную шкуру – что и проявлялось таким вот неблагородным образом.
– Я поищу еще... – заискивающе пробормотал детина, направляясь к дверному проему с очевидным желанием пристроить там свою ношу.
– Стой, погоди! – Перкс двинулся наперерез, недвусмысленно намереваясь ему помешать. – Сначала огонь сбей! А то и эта сгорит. – Он оглянулся на волшебника – проверить, чем занимается. – Ваша Милость, умоляю, займитесь лестницей!
Шепотом ругаясь друг на друга и на обожженные пальцы, они с разбойником принялись довольно шустро сооружать заграждение, отчаянно надеясь на то, что ящер не услышит и не почует их. Через дверной проем виднелись чешуйчатые ноги, расхаживающие туда и сюда, и оба собрата по несчастью старались закончить свою импровизированную баррикаду как можно быстрей, пока это не обернулось чем-нибудь нехорошим.

Отредактировано Колесо Судьбы (12.02.2014 19:16)

0

16

Виз'зредд Виз’зрхард несколько удивился словам проводника: ему казалось, что до сих пор разбойники считали именно его хозяином ящера, что давало некоторые преимущества. Впрочем, сейчас это было неважно, а объяснения – о том, как существо могло выйти из-под контроля, – можно было отложить на потом. Вообще-то, ящер прибыл сюда именно по его, Виз'зредда, воле: потому что так захотел колдун. Ну, с небольшими оговорками: потому, что ящер тоже этого хотел и гнался за ним. Успокоив самолюбие, Виз'зредд осмотрел лестницу: ступеньки полыхали, но опорные столбики всё ещё держались. Спуститься по ней было крайне затруднительно из-за огня, дыма и трещащих досок. Маг поднял голову, пытаясь разглядеть, как она крепится наверху, и решил, что если выбить опоры, то большая часть всё-таки отломится и свалится. Осталось только понять, как это сделать. Вздохнув, он так же тщательно осмотрел низ, выбирая уязвимую точку и надеясь, что именно сейчас всё это не обрушится ему на голову. Столбы были сухие, но толстые, и прожигать их насквозь было трудно. И надо было не уничтожать их в пепел, а как-то разрезать в тонком слое, как пилой. Ещё раз вздохнув, он принялся творить усиленную версию всё той же Стрелы Хаоса, делая её почти такой же мощной, как и Разрушение, и стараясь не думать о возможных последствиях. Сосредоточившись и уже полностью игнорируя едкий дым, стреляющие угольки и суматоху у двери, он изменил тип урона заклинания на нечто вроде кислотного, то есть, дезинтегрирующего, сразу же поправил он себя: "кислота" это не по-научному, да и дерево – не железо. Он видел, как струйки магической энергии свивались и переплетались, словно пытаясь выбраться из хватки мага и оставить от него мокрое место, или хотя бы растворить его руку. Виз'зредд даже остановился, пытаясь срочно придумать другой вариант, но усилием воли – и напоминанием, что мана скоро кончится, а в это заклинание вбухано немало, – продолжил сотворение.
Наконец едкий клубок ворочался в его руке, и даже на расстоянии кожу щипало и жгло. Тяжело дыша, Виз'зредд Виз’зрхард подлез под остатки лестницы и провёл рукой по столбу. Шипящая труха брызнула в стороны, оставляя углубление. Маг продолжал пилить дерево, пока не раздался треск, верхняя часть опоры съехала вбок и вниз, а лестница криво осела. Виз'зредд сразу отполз назад, даже не подозревая в себе такой ловкости, и подобрался с другой стороны. Сообразив, наконец, что лестница может упасть куда угодно, он позвал проводника.
Мистер Перкс, – проговорил он, задыхаясь, напряжённым голосом, – руку жгло всё сильнее, – Вас не затруднит подтолкнуть лестницу с этой стороны, чтобы она упала туда?

0


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » Южные горы » Наблюдательная башня